• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site

Штраф от трёх и более

Как (не)складывается карьера многодетных матерей

Образованные женщины, имеющие трёх и более детей, после декрета часто пытаются вернуться к работе. Но работодатели штрафуют их за материнство и «избыточное» образование — берут на менее оплачиваемые и непрестижные места, как «второсортных» сотрудников. А нередко многодетные матери оказываются полностью потеряны для рынка труда, и экономика лишается кадров. Но в этой ситуации есть позитивный внеэкономический эффект. Образованные женщины с большой семьёй больше вкладывают в детей, и те добиваются успехов в школе и в жизни. С помощью исследования научного сотрудника Центра лонгитюдных обследований Института социальной политики ВШЭ Златы Дорофеевой IQ.HSE разобрался в карьерах многодетных матерей.

«Второсортные» сотрудники

«Очень хотелось на работу выйти, а ребенок несовместим с ней, — рассказывает в исследовании 41-летняя москвичка с тремя детьми. — Просто работа такая по 8-10 часов, она интенсивная и не подразумевает детей никак». Респондентка говорит о работодателях и кадровых службах: «Они когда слышат, что кто-то замуж выходит, они так: “Все понятно, этого человека мы потеряли”».

Многие компании в принципе не жалуют работниц-матерей. Например, не берут только что вышедших из декрета — как «невыгодных» сотрудников. «Я готова была работать на все сто, но специалист по персоналу заявила, что я буду затратной, буду часто отвлекаться на больничные, — рассказывает IQ.HSE мать троих детей Анна К. — В итоге я устроилась в другое место, пока временно».

Матери — не только многодетные, но и с двумя детьми — по данным исследований, нередко оказываются на рынке труда в проигрышном положении: жертвуют карьерой, социальными гарантиями и доходом.

Так, работа с понижением квалификации для сотрудниц с детьми — увы, обычная ситуация. «Мне сказали, что возьмут на меньшую ставку, потому что я якобы не смогу хорошо трудиться с тремя дошколятами, — говорит IQ.HSE Елена Ш. — Мои два высших [образования] никого не интересовали». В итоге она отказалась от идеи работать по найму и «ушла в частную практику» — психологическое консультирование онлайн.

Женщин штрафуют за материнство — сотрудницы с детьми до 18 лет часто зарабатывают меньше бездетных коллег и занимают менее престижные должности. Собеседница IQ.HSE Наталья К. вспоминает: «Я услышала от начальства, что, раз у меня дома “детский сад”, я не справлюсь с руководством отделом. Вместо меня поставили 30-летнюю женщину без семьи».

Объяснение штрафа банально: в «декрете» сотрудницы якобы теряют квалификацию. Или на них сложно положиться. «”Мы начнем проект, но ты не сможешь задерживаться, домой помчишься после работы, — цитирует своего шефа Наталья К. — В командировки не полетишь”. Тебя нет для коллектива».

Но часто получается и так, что сотрудницы-матери сами выбирают рабочие места с меньшими требованиями к отдаче. «Мне нужен был гибкий график, это главное, потому что я сама вожу детей по всем секциям. Зарплата низкая. Живем на доходы мужа», — говорит Анна К.

Многие сотрудницы с детьми забывают о карьере. «Я уже даже не думаю о повышении, — признается Наталья К. — Работаю только из-за зарплаты. Дети подрастут — поменяю работу».

Но хорошо, если удастся устроиться в другом месте. Нередко с появлением третьего малыша женщина вообще теряет шансы получить работу.

Невернувшиеся и потерянные

Появление третьего ребенка — критический момент для экономического положения семьи. В одном из исследований показано, что с рождением третьего малыша риск отсутствия работы у женщины возрастает в четыре раза. «На официальной карьере точно крест, хорошо, что можно работать онлайн», — подчёркивает наша собеседница Елена Ш.

Из-за этого рынок труда теряет часть кадров, причём перспективных. 44-летняя москвичка в исследовании замечает, что многодетные матери — «просто очень активные люди, которые нашли себя в семьях». Скорее всего, они полностью отдавали бы себя работе. Но тогда «у них не было бы детей».

Отсутствие на рынке труда у многодетных женщин нередко затягивается, поскольку дети часто рождаются один за другим, и предыдущий отпуск переходит в последующий. Анна К. поясняет: «У меня старшие дети — погодки, и я вышла на работу между декретами на четыре месяца».

В качественном исследовании Златы Дорофеевой рассмотрены трудовые траектории многодетных матерей высокоресурсной группы — с образованием не ниже среднего специального, доходом средним или выше среднего по региону и достаточно высоким профессиональным статусом — от специалистов до чиновников.

Участницам проекта было от 32 до 49 лет. Преобладали респондентки с дипломом вуза. У большинства по трое детей, но есть и более многодетные. Среди критериев отбора — зарегистрированный брак, полная семья (мать, отец, дети) и кровное родство детей с обоими родителями.

Интервью проводились в Москве и Воронеже, контрастирующих по уровню жизни. В 2018 году, по данным выборочного Обследования доходов и расходов домохозяйств Росстата, многодетные семьи столицы занимали лидирующие позиции по среднедушевому доходу в рейтинге регионов, в то время как многодетные в Воронежской области — лишь 77 место. При этом у респонденток в двух городах — сходный уровень достатка (его они оценивали сами).

Исследование показало, что высокоресурсные многодетные женщины слабо задействованы на рынке труда. Часть из них вынужденно отказались от работы по найму совсем, другие ушли в сферу нестандартной занятости (неполной, самостоятельной, неформальной и пр.). Рабочие места нередко не соответствовали квалификации респонденток.

Точки отсчета

Большинство респонденток работать стали сразу после учёбы, причём занятость была стандартной — в режиме полного рабочего дня на основе бессрочного трудового договора. Этот период многие описывали как самый активный, в том числе, по моральной отдаче. Работа требовала усилий, но приносила удовлетворение. 35-летняя москвичка (четверо детей) уточняет: «Работаешь, работаешь, но не мучаешься». Именно в этот период у опрошенных сформировалась определенная планка уровня жизни.

Но с рождением детей положение семьи изменилось. «...Я зарабатывала <...> 3000 долларов в месяц, всё было великолепно, — рассказывает 44-летняя мать троих детей из Москвы. — Потом после рождения первого ребенка вышла через 10 месяцев, я пыталась выйти сразу, но не получилось».

Большинство семей — а это, как правило, однодетные или двухдетные, —  двудоходные. Так сложилось ещё в СССР, когда существовал так называемый контракт работающей матери. Женщины активно трудились, а в воспитании детей участвовало государство (с помощью детских садов и школ). На практике дети часто росли «сами собой». Сегодня у женщин «двойная занятость»: одинаково интенсивная и на работе, и дома — с детьми. Но если зарабатывает деньги только муж, семье приходится непросто

Информанты IQ.HSE оказались в похожей ситуации. «С появлением детей расходы подскочили, — вспоминает Анна К. — Но зарабатывать, как раньше, уже не получалось. В какой-то момент мы почти рухнули в бедность». 

Время детей

Для возвращения многодетных матерей на рынок труда значимым оказался интервал между детьми. А также тип предприятия, на котором работала респондентка. «Если второй ребенок не рождается в течение трёх лет, у женщины сохраняются достаточно высокие шансы вернуться на рынок труда, часто даже на прежнее место работы», если речь о государственном предприятии, отмечает Злата Дорофеева. 43-летняя информантка из Воронежа с тремя детьми, сотрудница такой организации, говорит, что работа её «ждала без всяких проблем».

Важен и возраст материнства. Если первенец появился у женщины рано, у неё больше шансов вернуться к стандартной занятости (что нередко и происходит, см. График 2). А вот отложенные, более поздние рождения чаще заставляют матерей уйти с рынка труда (см. График 1).

График 1. Трудовые траектории опрошенных женщин (отсортировано по возрасту рождения первого ребёнка)
График 2. Трудовые траектории опрошенных женщин («сдвиг» по первому рождённому ребёнку)

После рождения второго ребенка женщины также выбирают нестандартную занятость или надолго покидают рынок труда (см. График 3).

График 3. Трудовые траектории опрошенных женщин («сдвиг» по второму рождённому ребёнку)

С рождением третьего малыша тенденция только усиливается: гибкая работа либо только труд по дому (см. График 4). 

График 4. Трудовые траектории опрошенных женщин («сдвиг» по третьему рождённому ребёнку)

«Не думаю, что когда-то вернусь к офисным будням», — признаётся собеседница IQ.HSE Елена Ш. В интервью 38-летняя москвичка говорит, что на старом месте трудиться не получится, поскольку невозможно «совмещать троих детей с тем графиком работы и местоположением. Это, скорее всего, [будет] <...> удаленная работа на дому».

Самореализация или работа мамой

«Почему я не возвращаюсь в офис? — размышляет Елена Ш. — Потому что работа неизбежно конфликтует с семьей. Работа требует времени и драйва. Но всегда ли она заслуживает этого — вот вопрос». Другая собеседница IQ.HSE, Наталья К., рассказывает: «Приходишь из декрета, и тут же надо выбирать: либо хороший проект, который съедает выходные, либо время на общение с детьми. Не берёшь на себя больших задач. Семья важнее».

Часто главный мотив возвращения сотрудниц-матерей на работу — материальный: после рождения детей семье не хватает средств, приходится жить очень скромно. Однако в настоящем исследовании речь о вполне обеспеченных семьях. И возвращение на рынок труда — не вопрос выживания, а свободный выбор. Он даёт матерям некоторую финансовую независимость. 35-летняя женщина из Воронежа (пятеро детей) поясняет: «Зарабатываю в десять раз меньше, чем мой муж. Но я трачу на своё развитие, курсы, какие-то тренинги прохожу, то есть обучаюсь чему-то, покупаю детям то, что они давно хотели».

Многие неработающие женщины хотели бы вернуться на рынок труда, когда младший ребёнок подрастёт. Это важно для самореализации не только как матери, но и как работника. «Примечательно, что в описании трудовых траекторий, говоря о предстоящем или уже случившемся выходе, женщины не использовали такие слова, как “вынужденный”, “придётся”, “я должна”», — уточняет исследовательница.

В то же время, некоторые респондентки, размышляя о выходе на работу, испытывали психологический дискомфорт. Они сомневались в своей конкурентоспособности, опасались потери квалификации и пр. «Я хотела выйти сейчас официально <...>, но столкнулась с таким фактором, что необходим стаж 10 лет. <...> И не сертификация диплома, а переподтверждение. По тем специальностям, по которым я хочу, я их не пересдам», — сетует 44-летняя москвичка с тремя детьми.

В то же время, семья сомневается, что нужно трудоустраиваться, — это может нарушить тесную связь с детьми. Респондентка поясняет: «Я занята ими, они это знают, они мне всё-всё рассказывают. <...> Выйдя на работу, я всё это потеряю». Она резюмирует словами мужа: «“Работа будет дороже, потому что тебя никто не заменит <...>”».

Детоцентризм и интенсивное родительство

Респондентки подчеркивали, что для них очень важен эмоциональный контакт с детьми — и с дошкольниками, и с подростками. Собеседницы IQ.HSE говорили о том же. «Я консультирую из дома, и у меня дети всегда на виду, — замечает Елена Ш. — Мы с ними друзья, мы общаемся доверительно. Если бы я работала в офисе, то видела бы их чуть-чуть утром и час или два вечером».

Опрошенные семьи часто детоцентричны. «Расписание, интересы, дела детей — приоритет», — говорит Наталья К. Для респонденток привычно интенсивное материнство. Они много занимаются детьми, водят в кружки и секции, помогают с учёбой. Отцы тоже довольно активно участвуют в воспитании (такова современная модель отцовства). Но при этом для отцов часто характерна и сверхзанятость: командировки, дополнительные рабочие часы и пр.

Семейные менеджеры в патриархальном укладе

Хотя отцы и помогают, главные вопросы всегда решают матери — своего рода «менеджеры семьи». «Я всегда на подхвате, всегда в курсе дел. Идем в поликлинику, в кино, тусуемся на детском празднике», — говорит Елена Ш.

Большинство семей, как уже упоминалось, — двудоходные. Это оправдано с экономической точки зрения. Однако для многодетных семей удобнее и рентабельнее — патриархальное распределение ролей: добытчик — только отец, а мать трудится по дому и хранит семейный очаг.

38-летняя жительница Воронежа с четырьмя детьми говорит: «В ближайший год меня всё устраивает, мужа устраивает, самое главное — детям удобно: у них всегда всё разогрето, уроки выучены. Это всё сложно <...> Бабушки у нас совсем пассивные <...>».

Злата Дорофеева поясняет: «Женщина в многодетной семье совмещает одновременно такое количество функций, что её выход на работу даже при конкурентной заработной плате может оказаться не только психологически, но и экономически невыгодным, особенно при отсутствии поддержки со стороны близких».

Поддержка окружения

Помощь расширенной семьи — бабушек, дедушек и других родственников — для многодетных родителей бесценна. И многие её получают. «Если есть моя работа, мне нужно <...> с кем-то оставить младшую. <...> Поэтому бабушка в этом плане очень выручает. <...> Она с радостью играет с детьми <...>», — говорит 33-летняя москвичка (трое детей). В то же время, бабушкам нелегко справиться сразу с несколькими внуками. Да и родственники не всегда разделяют ценности многодетности. «Бабушка у нас после первого ребёнка была в шоке, а когда речь о втором зашла, она была категорически против», — замечает 41-летняя мать троих детей (Москва).

«У нас родственники живут далеко, помочь не могут, — говорит IQ.HSE Анна К. — А няня не по карману». Впрочем, дело не только в дороговизне услуг нянь. Для многих забота о детях собственными силами — моральный вопрос. «Я бы принципиально не стала передоверять своих детей кому-то, — поясняет другая информантка Елена Ш. — Какой тогда смысл в родительстве?». 

Нередко существенный источник помощи — такие же многодетные семьи. 35-летняя москвичка с тремя детьми поясняет: «Мы между собой четыре семьи очень тесно общаемся <...> Основная помощь — это посидеть с детьми друг друга. <...> Я с уверенностью скажу, что могу оставить детей на день». Однако даже если такая помощь регулярна, она кратковременна и не предусматривает полноценный выход матери на работу.

Непрофильная занятость

С появлением ребенка женщина нередко выбирает такую работу, которую проще совмещать с уходом за малышом. Это характерно для низкоресурсных групп женщин. «Организуя свою карьеру как дополнительную по отношению к материнству, они остаются в сегменте работ, занимающих неполный рабочий день, а такие рабочие места почти стопроцентно прекарные», — указывают исследователи.

Но и в группе высокоресурсных многодетных матерей прекаризация — нестабильная занятость и выбор менее оплачиваемой и непрестижной работы — не редкость. Информантка IQ.HSE Елена Ш. вспоминает: «Имея два высших, я одно время работала продавцом в магазине, а потом сидела на ресепшне на курсах английского языка».

В исследовании респондентки нередко переквалифицировались в педагогов в школе или в детском саду. Эта работа оказалась доступной и относительно гибкой. «Я совершенно случайно в детский сад попала, — рассказывает 49-летняя москвичка (четверо детей). — <...> У меня все дети туда ходили, они в соседнюю группу искали кого-то на подмену, я долго отбрыкивалась, но там надо было спасать ситуацию». 42-летняя мать шестерых детей (Москва) — ландшафтный дизайнер — в итоге становится специалистом по раннему развитию, поскольку у неё есть ещё и педагогическое образование. «Для педагога это плюс, что у тебя самого столько детей, тебе больше доверия», — считает она.

Инвестиции в детей

Имея образование, многодетные женщины недостаточно используют его потенциал на рынке труда, зато инвестируют как ресурс в собственных детей. С экономической точки зрения, здесь наблюдается сверхквалификация матерей и штраф за избыточное образование на рынке труда. Но если рассматривать образование социологически — как механизм социально-экономического и культурного воспроизводства, а высокоресурсных матерей — как ключевых акторов этого процесса, то «мы получаем сильный внеэкономический эффект», подчеркивает Злата Дорофеева. А именно — «прирост человеческого капитала» для детей. 

Кстати, не каждая школа дает такой эффект. Так что материнский вклад в детей трудно переоценить. Так, во многих исследованиях показано, что образование матери влияет на учёбу, ценностные установки, здоровье детей.

Собеседницы IQ.HSE говорили, что стараются максимально помочь детям своими знаниями. «Я рассказываю им всё, что знаю, никогда не экономлю на книгах, — замечает Елена Ш. — Мы бегаем по экскурсиям, а если есть деньги, то путешествуем. Регулярно сидим на образовательных сайтах. Учимся вместе».

Участницы исследования тщательно выбирали для детей школы. Многие замечали, что видят результаты своего труда. Дети добиваются успехов на олимпиадах, в творческих конкурсах, на соревнованиях. Они поступают в сильные вузы. Почти каждая опрошенная семья, где есть учащиеся старше пятого класса, «может рассказать о существенных достижениях детей в учебе, спорте, музыке», пишет исследовательница.

Впрочем, важно не только образование. 46-летняя жительница Воронежа подчёркивает: «<...> Родители задумываются о том, как воспитывать ребенка, чтобы он хорошим человеком вырос». В конце концов, значимы не только успехи в жизни, но и её «нравственная сторона», заключает респондентка.
IQ

Author: Olga Sobolevskaya, March 18