• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Долгая эмансипация прародителей

Почему современные бабушки отказываются от воспитания внуков

«Food For Thought» Mattiel

Молодые супруги часто сетуют — бабушки пошли не те, с внуками сидеть не хотят! Зато активно путешествуют, ходят в театры, занимаются бизнесом и спортом. Причина этого проста — в России первые внуки появляются у них к пятидесяти годам. В этом возрасте старшее поколение — по-научному, прародители — ещё в расцвете сил. Впрочем, эмансипированных бабушек не так много. Большинство всё же ходят к внукам, как на работу, помогают взрослым детям деньгами. Какова роль прародителей в институте семьи и брака? Как она менялась от первобытных обществ до наших лет — рассказывает IQ.

Эффект бабушек

Исследования антропологов показывают, бабушки — главная причина появления института семьи и роста популяции людей. Наблюдения за жизнью первобытного африканского племени Хадза натолкнули антрополога Кристин Хоукс на гипотезу об «эффекте бабушек». Вероятно, в какой-то момент продолжительность жизни женщин увеличилась свыше репродуктивного возраста. Поэтому, после наступления менопаузы, они, вместо ухода за собственными новорожденными малышами, стали заботиться о внуках.

Бабушки присматривали за ними, обучали маленьких детей самостоятельно находить себе пищу (например, клубни растений). Такой «курс выживания» снимал часть заботы с матерей, поэтому те могли быстрее родить следующих детей и уделить им максимум внимания.

Лекция Кристен Хоукс «Бабушки и эволюция человека»

Помощь бабушек в уходе за внуками помогла повысить выживаемость среди их потомства. Всё больше детей оказывались носителями генотипа женщин-долгожительниц. В конце концов он стал доминирующим и привёл к резкому скачку средней продолжительности жизни людей в целом.

Прародительницы — за лебединую верность

Однако любое благо тут же тянет за собой и новые проблемы. Мужчины тоже стали жить дольше. А так как их репродуктивный возраст обычно превышает женский — среди мужчин разных возрастов обострилась конкуренция за молодых и фертильных женщин. Согласно симуляционным моделям, соотношение могло в отдельные эпохи достигать 156 к 100 — на двух дам детородного возраста приходилось больше трёх кавалеров. 

Теперь мужчинам приходилось проявлять себя в ухаживаниях, а завоевав партнёршу, охранять её от посягательств. Но конкуренция постоянно усиливала чувство ревности, порождала агрессию и конфликты с другими «женихами». Это отнимало много сил и отвлекало сильный пол от добычи необходимых для племени ресурсов. В итоге, эволюционное преимущество в таких условиях получили пары, где формировалась прочная эмоциональная связь и взаимная верность. Муж был уверен, что влюблённая жена не станет ему изменять, а он, в свою очередь, мог приложить все усилия для добычи необходимых для выживания их общего потомства. Круг повторился — у влюбленных и верных пар выживало больше детей, и склонные к таким отношениям люди постепенно стали доминировать в популяции. Но всего этого бы не произошло без первоначального «эффекта бабушек».

Прародители спасают потомков

Он проявился в истории и в Новое время. Прародители влияли на размеры семьи. Бабушкина забота спасала жизни малышей и снижала детскую смертность. Это происходило и в расширенных семьях (родители и прародители жили вместе), и в семьях родственников, живших по соседству.

Так, оказалось, что в финских семьях XVII–XIX веков присутствие бабушек с материнской стороны (возраст от 50 до 75 лет) повышало шансы на выживание внуков двух-пяти лет на 30%! В пересчете на детей до 15 лет это в среднем давало на 1,14 ребенка больше, чем в семьях без прародительниц. Но на расстоянии этот эффект ослабевал. Если мать и дочь жили далеко друг от друга, то дочь в среднем и рожала меньше, и в живых оставалось меньше детей.

Похожий эффект был выявлен и в Канаде — в семьях французских переселенцев (данные по XVII–XVIII векам). Кроме того, прародительницы влияли на календарь рождений у своих дочерей — они рожали детей раньше, чем осиротевшие женщины. 

Всеобщая мобилизация бабушек

В советских семьях старшее поколение нередко оказывалось «на подхвате». «Простые» бабушки были бесплатными няньками и домоправительницами, а образованные — еще и домашними воспитателями, учителями внуков.

По аналогии с комсомольским призывом, можно говорить о «призыве» прародителей. Только ими «укомплектовывали» не приоритетные отрасли советской экономики, а «тылы» — сферу домашнего быта и ухода за внуками. Как только у молодой семьи появлялись малыши, бабушек «мобилизовывали» из села в город (или перевозили из другого города). Родители должны были работать, прародители — заботиться о внучатах. В помощь семьям были ясли и сады, но они не могли заменить домашней любви и нежности. Регулярный труд по дому и воспитание внуков стали бессрочной карьерой советских бабушек.

Тогда же сложился и стереотип «правильной» прародительницы. Своё воплощение он нашёл в известном стихотворении советской поэтессы Елены Благининой «Бабушка-Забота». В нем бабушка фактически заменяет детям мать и живет только внуками.

В ходе всесоюзного, а затем международного лонгитюдного исследования 1980–1990-х годов «Пути поколения» выяснилось, что в рабочих семьях бабушки фактически были «универсальными солдатами». Всех их функций, пожалуй, не перечислишь. Главные — готовка, стирка, поход в магазин за продуктами, прогулки с детьми, уход за больными малышами (родители не всегда могли взять больничный), изготовление одежды (сшить внучке платье, связать внуку свитер).

По данным третьей волны проведенного в 2004-2011 годах большого исследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» бабушки чаще вовлечены в уход за детьми, чем дедушки, особенно в случае еженедельной заботы, — 55% против 47%.

В 1960-е годы в СССР бабушки и дедушки помогали ухаживать за внуками почти в каждой третьей семье. В постсоветские времена традиция продолжилась. Активный призыв бабушек наблюдался в конце 1990-х — начале 2000-х, на фоне экономических трудностей, полной занятости матерей, роста числа разводов и снижения государственной помощи в уходе за детьми (тогда, например, работали лишь немногие детские сады; их здания перепрофилировались под другие нужды). Среди россиян 1990-х годов рождения (то есть тех, кто сейчас сам обзаводится детьми) треть выросла в семье со старшим поколением.

В России тех лет участие бабушек в воспитании внуков помогало семьям преодолевать бедность, жить лучше.

Асимметричная забота

Бабушки знали внуков, как никто другой: делили их радости и беды. Утешение в трудную минуту, колыбельная, сказка на ночь — все это «Бабушка-Забота». Однако подобные отношения обычно всегда асимметричны. Чувство любви сильнее распространяется «вниз» — от бабушек к внукам. Обычно прародители чаще заботятся о «потомках», чем те о них.

Растворяются в жизни внуков не только российские бабушки. Во многих странах для большинства прародителей помощь молодой паре в уходе за малышами — часть отношений с детьми, подкрепление эмоциональной связи с ними. Это естественная поддержка и форма альтруизма.

Благодаря бабушкам многие супружеские пары решаются завести трёх и больше детей. По их собственным признаниям, они понимали, что могут рассчитывать на поддержку старшего поколения. И наоборот, если семьи знали, что бабушки и дедушки не помогут с воспитанием детей, то реже выбирали многодетность.

Сегодня прародители помимо человеческого тепла и активного участия в жизни детей и внуков нередко поддерживают их и материально. Эта внутрисемейная помощь услугами и деньгами, или межпоколенные трансферты, — часто воспринимаются в российском обществе как данность.

Всемирный резерв

Впрочем, подобная ситуация характерна не только для нас. В одном из межстрановых исследований 65% респондентов в России и 78% — во Франции заявили, что помощь в воспитании внуков и их материальная поддержка должна быть частью жизни старшего поколения. А ведь во Франции хорошо развита система ухода за дошколятами (детские сады, ясли, няни и пр.). 

Главная проблема здесь в занятости матерей. Вслед за ней часто меняется и уровень «востребованности» прародителей. Так, в Нидерландах, по данным ученых, помощь старшего поколения в уходе за детьми существенно выросла за 1992 — 2006 годы, поскольку расширилось присутствие женщин на рынке труда. 

Ситуация, когда в связи с занятостью родителей старшие родственники вовлечены в уход за малышами, типична для многих европейских стран. В Европе 44% бабушек и 42% дедушек регулярно заботятся о своих внуках.

Другой причиной европейской «мобилизации» бабушек и дедушек стало распространение одинокого материнства: прародители замещали отсутствующего отца. В этом случае исследователи говорят о совместном воспитании детей — мамами и бабушками.

Похожая ситуация была в конце нулевых и в Великобритании. А в США, по данным исследований, в середине 2000-х 6,1 млн бабушек и дедушек проживали вместе со своими внуками, причем 2,4 млн из них фактически сами их растили.

Съехаться и (не)мучиться

В России и в ряде других стран также наблюдается «антинуклеаризация» — неполные семьи съезжаются с бабушками, особенно в пору экономических кризисов. Вести хозяйство совместно — дешевле и проще.

В советское время разные поколения жили вместе, в том числе, из-за острого квартирного вопроса. Большинство семей просто не могли получить или, тем более, купить жилье. Совместное проживание часто было вынужденным.

Сегодня, по данным исследований, в обществе нет однозначной нормы, как жить молодым и пожилым — вместе или отдельно. Ответы респондентов на вопрос, каких сторон, положительных или отрицательных, больше в ситуации совместного проживания, разделились почти поровну.

Выгоды жизни бок о бок есть для обеих сторон. Для бабушек они состоят в помощи, спасении от одиночества и чувстве востребованности. Молодежь их поддерживает, «есть с кем поговорить», «важно знать, что они [пожилые люди] кому-то нужны», «внуки и дети не дают стареть».

В то же время, пожилые и молодые люди нечасто демонстрируют желание жить под одной крышей. И те, и другие говорят о недостатках совместного проживания для обеих сторон и почти в половине случаев хотели бы разъехаться. Вместе уживаться сложно, у всех свои взгляды и привычки.

Сегодня все больше семей могут позволить себе нянь. Одновременно и сами прародители отделяются, эмансипируются и хотят жить собственной жизнью. Исследователи резюмируют, что неверно было бы сводить интересы стариков исключительно к семейным и говорить об отчужденности поколений. Расширенная семья, состоящая из нескольких поколений родственников (ее также называют beanpole — поддерживающей, или вертикальной), все чаще заменяется нуклеарной (родители плюс дети).

Но от чего зависит желание автономизироваться? Только ли от разности взглядов и привычек? Нет, еще и от возраста. Российские бабушки и дедушки становятся прародителями слишком рано.

Преждевременные пращуры

Сравнительное исследование США и более чем 20 европейских стран, включая Россию, показало, что «дебют» россиян в качестве бабушек и дедушек приходится на 48 и 50 лет соответственно. Примерно в том же возрасте появляются внуки и у женщин других стран Восточной Европы (Болгарии, Польше, Румынии, Словении и пр.), а также в самих США.

Для многих западноевропейских стран этот возраст все же повыше. Так, во Франции, Норвегии, Дании, Швеции, Португалии бабушками становятся в среднем в 52 года, а в Бельгии, Великобритании, Финляндии и Испании — в 53-55 лет. Но там и родителями становятся позже, чем в России (советские женщины впервые становились матерями в 22-23 года, современные — в 25 лет).

В 50 лет российские бабушки и дедушки ещё работают. И, если деньгами молодой семье помочь могут, то с воспитанием ребенка — едва ли. Полноценная занятость и роль «Бабушки-Забота» трудносовместимы. Но у начинающих прародителей есть и другая проблема. Они совсем недавно были родителями, не успели отдохнуть, а уже и внуки подоспели.

Разница между окончанием активного родительства и появлением первого внука составляет в России только три года. В 45 лет россиянки перестают воспитывать детей, а в 48 лет им уже обеспечивают внуков.

Другая крайность — позднее прародительство. В этом случае бабушки и дедушки из-за усталости и болезней уже не могут помогать детям в полную силу. По данным исследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе», с возрастом доля пожилых респондентов, ухаживающих за внуками не менее чем раз в неделю, снижалась: среди женщин — в 3,1 раз, а для мужчин — в 2,6 раза. После 70 лет резко повышается доля тех, кто уже никак не участвует в уходе за внуками.

Впрочем, нередко такое «безучастие» связано не с возрастом, а с взглядами и возможностями. Прародители не готовы быть всегда «на подхвате», у них есть и своя жизнь. Сегодняшние бабушки и дедушки сильно отличаются от прежних. Отношения старших и младших родственников меняются.

Пожилые эмансипе

На XXI Апрельской конференции в НИУ ВШЭ демограф Татьяна Гудкова рассказала о своем новом исследовании. По заказу университета компания Validata провела  фокус-группы в четырех городах: Москва, Нижний Новгород, Краснодар, Ярославль. В них приняли участие мужчины и женщины в возрасте от 36 до 55 лет, а также в пенсионном возрасте.  Всего было 15 фокус-групп с общим количеством респондентов в 90 человек.

По результатам анализа материалов фокус-групп Татьяна Гудкова выделила шесть моделей взаимоотношений старших и младших поколений — стилей прародительства в зависимости от частоты контактов, содержания общения и его восприятия.

Ранее выделяли три типа поведения бабушек: формальный, активный и далекий. В первом случае бабушки занимаются с внуками, но не тратят на это много времени. Активные бабушки играют с внуками, обсуждают фильмы, помогают делать уроки, водят в театры и музеи. «Далекие» бабушки мало участвуют в их воспитании.

Татьяна Гудкова расширила и конкретизировала эту типологию, с учетом тенденций последнего времени и настроя самих бабушек. Первая и шестая модели взаимоотношений — «экстремумы»: «традиционные» бабушки растворяются во внуках, а самые современные — максимально дистанцируются от них. Остальные стили, за исключением «кризисного», более сбалансированные.

Типология взаимодействия прародителей и их внуков:
  1. «Традиционная» модель — уход за внуками рассматривается как регулярная обязанность; прародители в ущерб собственным интересам подстраиваются под график работы детей и занятий внуков (в детском саду, школе, кружках); физические нагрузки, связанные с регулярным уходом за малышами, довольно обременительны.
  2. Модель «активных молодых бабушек и дедушек» — у респондентов первый, обычно позитивный опыт прародительства; уход за внуками не обязанность, его совмещают с работой и социальной активностью; респонденты сами регулируют частоту встреч с внуками.
  3. Модель «гостевых бабушек и дедушек» — «возрастные» пары, давно пережившие первый опыт прародительства; у них меньше сил для постоянного общения с внуками; есть баланс между частотой и качеством контактов с внуками и другой деятельностью (социальной, культурной, спортивной).
  4. Модель «бабушек и дедушек как провайдеров опыта» — зрелые отношения между старшим и младшим поколениями. Они собеседники, обменивающиеся знаниями и навыками;
  5. «Кризисная» модель — у поколений слишком разные ценности, поэтому отношения «хромают»; часто старшие родственники помогают младшим только деньгами.
  6. Модель «самореализующихся бабушек и дедушек» — желание «пожить для себя»; сознательный отказ от воспитания внуков, часто связанный с усталостью от пережитых трудностей в воспитании детей.

Работа за троих

Традиционная модель взаимоотношений с внуками требует много сил и времени. Фактически это не просто полноценная занятость, но еще и «сверхурочные», — чистый альтруизм. Сорокалетняя москвичка поясняет: «У нас же рассуждают, что няне платить — дорого, лучше маме бесплатно отдать».

«Работать получается уже не по восемь часов, а по 12, потому что полдня с внуком», — рассказывает пожилая респондентка из Ярославля. Ее ровесница-москвичка по пунктам расписывает свой день — оказывается, всё, как встарь: «Я встаю в 7 часов, бужу внука, кормлю, отвожу в школу, подрабатываю немного бухгалтером в офисе. Потом можно приготовить покушать, забираю из школы внука, вожу по кружкам».

«У меня дочка сказала, что не будет сидеть на больничном [с малышом], я согласна, все больничные мои, она хочет себя проявить», — говорит еще одна пенсионерка из Ярославля.

При этом разные поколения совсем не обязательно живут вместе. Главное — быть поблизости. Бабушка из Москвы поясняет: «Я живу отдельно, но рядом <…>. Помогаю детям отвести [внучку] в детский сад, поскольку они уезжают на работу». По словам информантки, она постоянно на подхвате: «Практически каждый день вожу куда-то внучку, это требует постоянных нагрузок».

Дедушки тоже при деле. «Пенсионер, но подрабатываю. Трое внуков, — рассказывает респондент из Нижнего Новгорода. — Утром отвожу в садик, забираю, не каждый день, возможно». Его земляк поясняет: «Дети работают, с внуками занимаемся, обидимся, если не дадут, на бадминтон вожу <…>. Сижу, жду на секции».

Часто такая ситуация малокомфортна для старшего поколения, но многие все равно не отказываются. «Внуки очень хорошо на бабушек вешаются», — замечает респондентка из Ярославля.

Жить полной жизнью

«47 лет, в гражданском браке, имею кота, взрослого сына, троих внуков, пять собак, большой земельный участок, — рассказывает молодая бабушка из Ярославля. — Люблю готовить, <...> люблю баловать внуков, свою семью, работаю менеджером по продажам в мебельном салоне». Эта респондентка — активная прародительница второй модели.

Как правило, такие бабушки и дедушки — предпенсионного возраста, социально активны и совмещают работу и уход за внуками. 50-летняя информантка из Нижнего Новгорода, по ее признанию, живет «бурной жизнью», «великолепно проводит время».

«Сейчас занимаюсь сувенирами ручной работы, я организую выставки, — говорит она. — Дети взрослые, дочка родила внучку, ей 7 месяцев. Сын живет и учится в Москве. Любим путешествовать, недавно приехали с Кипра».

Отношения между старшим поколением и их, как правило, первыми внуками в этой модели — гармоничные. Первый опыт прародительства в довольно молодом возрасте не ставит бабушку или дедушку перед выбором: сидеть с внуками или оставаться экономически активными, но не видеть малышей. «Занята внучкой, и еще [есть] семейный бизнес, — говорит молодая бабушка из Нижнего Новгорода. — Танцы и школа — вот мое хобби». Респонденты не отягощены постоянными обязанностями, поэтому и прародительство для них необременительно.

Погостили — уехали

Модель «гостевых бабушек и дедушек», по мнению Татьяны Гудковой, — самая сбалансированная в плане контактов с внуками и другой деятельности (будь то походы в театр, спорт или общение). Пенсионер из Москвы рассказывает: «Внучка у нас, ей годик <...> постоянно ездим к ним. <...> Немножко понянчимся, устали, обратно уехали, ждем следующей недели <...>».

Некоторые респонденты совмещают приятное с полезным. «Занимаюсь внуками, люблю гулять, очень люблю ездить по России, — замечает 50-летняя женщина из Ярославля. — <...> Внука беру с собой, когда катаюсь по стране».

В отличие от «активной» группы, в которой бабушки и дедушки помоложе и у них больше возможностей «все успевать», здесь представлены более пожилые люди. Они уже успели понянчить внуков и теперь выстраивают отношения с детьми так, чтобы не жертвовать собственными интересами.

Опыт в наследство

«Я работал начальником, значит, я передаю опыт, — говорит нижегородский пенсионер. — Я очень рад, что у меня внук, в любой момент придут и помогут. Я учил их когда-то, это потом возвращается». Речь о модели, в которой основа отношений — обмен опытом.

Часто о передаче знаний и умений говорят именно дедушки. «Жить хочу долго; чтобы помочь внукам, буду работать <...>, — рассуждает 50-летний мужчина из Ярославля. — Хочу ездить с внуками, показать им». «Вести достойный образ жизни, нянчиться с внуками, но для этого наработать какую-то базу», — говорит о планах на будущее его земляк. Еще один дедушка убежден, что нужно чаще обсуждать с внуками разные житейские ситуации: «Надеюсь, будет взаимопонимание между поколениями».

Корысть и никакой душевности

В этой модели отношений пожилые и молодые люди не понимают друг друга. «Общий язык трудно найти с внуками, — сетует пенсионерка из Нижнего Новгорода. — Они в 6-м, 8-м, 11-м классе. Не могу их разговор поддержать. Подарок — бабушка, положи на телефон. Они на другой волне, тяжеловато».

Иногда отношения сводятся исключительно к материальной помощи. Московский пенсионер говорит, что у его сына обеспеченная семья, тем не менее, дорогие подарки воспринимаются как должное. «Внучке и больше 20 тысяч даю», — уточняет он.

Среднее поколение объясняет этот кризис отношений разницей менталитетов («люди росли в другой стране», «страна поменялась»), а денежную помощь — тем, что пожилые люди хотят чувствовать себя востребованными. Так, 40-летний респондент из Москвы размышляет: «Может, дети уже и не рады, что они [бабушки и дедушки] помогают. Дети уже хорошо зарабатывают, так нет, все равно будет работать на стекольном заводе, чтобы яблоко внуку купить». Пожилым «тяжело психологически воспринимать, что их помощь уже не нужна», резюмирует информант.

Пожить для себя

Некоторые респонденты — и работающие, и те, кто уже на отдыхе, — подчеркивали, что не стремятся помогать детям с внуками. Они хотят самореализоваться. Но таких бабушек и дедушек пока мало. Нижегородская респондентка признается, что ей «хочется чего-нибудь для себя». «Может, я эгоистична, но внуками мне заниматься не хочется <…> выдохлась уже на одном ребенке. А чтобы положить остаток жизни на внуках — я не готова», — поясняет она.

Жительница Краснодара мотивирует свое нежелание нянчиться с малышами тем, что «все равно чужого ребенка не вырастишь, отношение будет другое, хоть он и внук». На пенсии, по ее мнению, нужно «посвятить время себе» и реализовать все задуманное. А вот пример «далекой» бабушки из Нижнего Новгорода. «Пенсионерка, не работаю, в свободное время на воздухе, — рассказывает она. — Живу для себя. Ни в чем меня не напрягают, внуки большие, помощь не нужна». Респондентка общается с молодежью по телефону. «Не надоедаем друг другу», — делает вывод она.

Отказ от ухода за внуками, по мнению Татьяны Гудковой, вызван, скорее, «усталостью от пережитых трудностей в воспитании детей, нежели перспективой счастливой жизни без внуков». Респонденты воспринимали роль бабушки как сугубо традиционную («нянька») и не были готовы следовать ей. «Модель взаимодействия бабушек/дедушек и внуков, когда можно сочетать экономическую и социальную активность с уходом за внуками, ими не рассматривалась», — добавляет исследовательница.

Счастье быть пращуром

«Удовлетворение бабушкам и дедушкам приносит такое общение с внуками, которое не считается их обязанностью, а является личным выбором людей старшего поколения, исходя из их собственных возможностей и потребностей», — поясняет Татьяна Гудкова. Но происходит ли при этом отдаление старшего и младшего поколений? Нет.

«Это, скорее, приспособление к новым реалиям и своеобразная гибкость, если мы говорим об отказе от ежедневного ухода за внуками, — замечает исследовательница. — То, что бабушки и дедушки ставят свои интересы в приоритет, — такая тенденция наблюдается. Но это не означает, что в их жизни нет внуков».

И вряд ли повышение пенсионного возраста скажется на культуре общения бабушек и внуков, считает демограф: «Один из аргументов — достаточно низкий возраст прародительства. Бабушками и дедушками, как правило, становятся еще до наступления пенсионного возраста. Зачастую активное участие в уходе за внуками принимают именно работающие бабушки и дедушки». Другое дело, когда дети настаивают на их увольнении. Но такое бывало и раньше.

Важно и здоровье пожилых людей, его поддержка. «Если человеку здоровье позволяет оставаться физически активным, он наверняка сможет и работать, и встречаться со своими внуками», — заключает Татьяна Гудкова.
IQ

 

Автор исследования «Модели взаимоотношений между людьми старшего поколения и их внуками в России» — Татьяна Гудкова, младший научный сотрудник Центра комплексных исследований социальной политики Института социальной политики НИУ ВШЭ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 19 мая