• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Традиционная семья переживает ренессанс

Российская семья в последние годы становится все более демографически неоднородной. У части семей наметилась тенденция к многодетности – женщины чаще рожают третьего и четвертого ребенка, причем интервал между рождениями сокращается, тем самым ускоряя формирование семьи. В то же время, молодые поколения склонны откладывать создание семей и рождение первенца, что ведет либо к более позднему материнству, либо к бездетности. Тем самым, развиваются две противоположные тенденции: наряду с ростом доли семей «западного» типа – с отложенным родительством и малодетностью, происходит ренессанс традиционной, более многодетной семьи, рассказал замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров.

Российская семья трансформируется. Ее качественные изменения – бум сожительств, откладывание браков, непрочность супружеских союзов и пр. – это отдельный большой сюжет (см. об этом статьи Молодежь не торопится жениться, Внебрачные дети – не значит безотцовщина, Семья уменьшается и меняет облик, Сожительство предваряет брак, а не заменяет его). Однако внимания заслуживают и количественные изменения в семье, связанные с числом рожденных детей, интервалами между рождениями, возрастом матери. Здесь складывается довольно пестрая картина – набирают обороты разнонаправленные тренды, отметил Сергей Захаров. Его доклад «Новейшие тенденции рождаемости в России в свете существующих демографических теорий» был представлен на международной конференции «Демографическая теория и демографическая история: от описания к объяснению», состоявшейся в Институте демографии НИУ ВШЭ.

С одной стороны, растет число бездетных женщин. Среди поколений, родившихся во второй половине 1980-х годов, доля окончательно бездетных женщин может приблизиться к 15% (это средний для развитых стран уровень). Это связано не столько с изначальным бесплодием, сколько с откладыванием материнства до того момента, когда рожать и воспитывать детей уже затруднительно, в том числе и в связи с проблемами здоровья. Но в этой истории возможен и хэппи-энд: рождение детей, и такая женщина на медицинском жаргоне обозначается как «поздняя первородящая». Такую модель «постаревшей» рождаемости считают одним из признаков демографической модернизации, «вторым демографическим переходом», пионерами которой стали западные страны. Россия с некоторым отставанием следует всеобщей тенденции.

С другой стороны, часть российских семей по числу детей и скорости своего формирования движется в обратную сторону – к более традиционной модели. Она разрастается за счет появление третьих и четвертых детей. Материнство при этом «молодеет». У женщин, рожденных в 1980-е годы, «вероятность третьих рождений к тридцати годам достигнет пиковых значений», что ранее наблюдалось довольно давно – у поколений 1950-х годов рождения.

При таком раскладе главный вопрос состоит в том, не отступила ли демографическая модернизация в России «на шаг назад», отметил Сергей Захаров.

Многодетные семьи: повторение бэби-бума 1980-х

Эксперт использовал разную оптику для рассмотрения демографических процессов: статистический «микроскоп» (с акцентом на изменениях в рождаемости за последние два десятилетия) и исторический «телескоп» – ретроспекцию рождаемости в стране с середины XIX века.

В рамках второй логики – «большое видится на расстоянии» – оказывается, что рождаемость в стране в течение почти уже века продолжает снижаться. Точкой перелома, когда женщины стали рожать намного меньше, чем поколение их матерей, стали 1920–1930-е годы. С тех пор эта тенденция – каждое последующее поколение женщин имеет в среднем меньше детей, чем имели их матери, – сохраняет силу и в наши дни, создавая пробелы в численном воспроизводстве поколений.

Окуляр статистического микроскопа «визуализирует» более оптимистичную картину. Так, свыше трети сельских территорий в последние два года имели коэффициент суммарной рождаемости (КСР; число рождений на одну женщину) свыше 2,7, чего не случалось за последнюю четверть века. Для сравнения: простое воспроизводство поколений обеспечивает КСР, равный 2,1 (хотя с учетом роста доли бездетных женщин эта норма существенно увеличивается – для когда-либо рожавших женщин планка поднимается до 2,5 рождений). В среднем по России, согласно Росстату, КСР составил в 2014 году 1,75.

При этом тенденция к росту коэффициентов суммарной рождаемости за счет женщин с числом рождений три и более в регионах усиливается, отметил эксперт.

Число многодетных семей также растет. В 2014 году среди матерей, то есть когда-либо родивших живого ребенка, ожидаемый процент женщин с тремя рождениями к концу репродуктивного периода почти совпал с показателем 1985-1987 годов – сравнительно недавнего пика рождаемости в горбачевскую эпоху (график слева рис. 1, отражающий календарные годы). Доля таких женщин стремится к 20%, а доля женщин с четырьмя детьми – к 10% (правый график с когортами женщин по году рождения дает похожую картину).

Рисунок 1. Распределение матерей по ожидаемому числу рождений к возрасту 50 лет (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1960 по 1989 год). 

 

Примечания: при расчетах учтены только женщины, родившие хотя бы одного живого ребенка; цветные кривые показывают динамику изменения доли женщин, имеющих одного, двух, трех и четырех детей.

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Любопытно, что среди когда-либо рожавших женщин доля матерей, имеющих двоих детей, почти не меняется с поколения 1970-х годов рождения и держится в среднем в районе 40% (красная кривая рис.1). А вот доля матерей, ограничившихся одним ребенком (голубая кривая), снижается, причем довольно давно, с конца 1990-х годов, добавил исследователь.

Возраст матери при рождении детей, видимо, снижается у женщин – «восьмидесятниц» (правая часть рис.2). Это справедливо для второго, третьего, четвертого и пятого рождений. Исключение составили первые рождения: возраст материнского дебюта стабильно подрастал с середины 1990-х и достиг в 2014 году 25 лет. Так или иначе, в целом постарение рождаемости в России, видимо, приостановилось, считает эксперт.

Рисунок 2. Средний возраст матери при рождении (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1955 по 1989 год).

 

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Формирование семей ускорилось

На фоне приостановки «старения» материнства сокращался и средний интервал между рождениями. «В 2014 году наблюдался минимальный интервал между первым и вторым рождениями за обозримую историю (левая часть рис. 3), – сообщил Сергей Захаров. – Даже за весь послевоенный период едва ли был такой интервал – в среднем существенно менее четырех лет».

Таким образом, в России появились признаки изменения возрастного профиля и темпа увеличения размеров семей, сделал вывод исследователь. Однако нужно учесть, что эти изменения – ускоренные темпы формирования семей – касаются, прежде всего, сельских жителей, причем с вполне определенными социодемографическими и этнокультурными характеристиками.

Рисунок 3. Средний интервал между первым и вторым рождениями (для календарных лет с 1979 по 2014 год и для когорт женщин, рожденных с 1955 по 1989 год). 

 

Источник: расчеты С.В.Захарова на основе неопубликованных данных Росстата и базы данных HumanFertilityDatabase.

Город и деревня разошлись по рождаемости

Эксперт отметил увеличение разницы между городом и деревней по показателям КСР. По данным Росстата, среднероссийский коэффициент суммарной рождаемости составляет 1,75, в городе – 1,59, на селе – 2,34. «С начала 1990-х годов шло сближение показателей КСР города и села, – сказал Захаров. – Разница сокращалась, в первую очередь, за счет приближения сельской рождаемости к уровню городской». А сейчас разница показателей села и города вернулась к уровню рубежа 1980-х – 1990-х годов.   

Рисунок 4. Коэффициент суммарной рождаемости в России в целом, в городской и сельской местности.

 

Источник: доклад С.В.Захарова.

Дифференциация российского села по показателям рождаемости тоже выросла (рис.5). Территориальные вариации КСР в сельской местности «превысили уровень конца 1970-х и даже уровень 1950-х годов», отметил исследователь.

Рождаемость растет в национальных республиках

Увеличилось число регионов с уровнем рождаемости существенно выше среднего для России.

Рисунок 5. Коэффициент территориальной вариации КСР для городского и сельского населения российских регионов (без Чечни и Ингушетии).

 

Источник: расчеты автора на основе опубликованных и неопубликованных данных Росстата.

Сергей Захаров составил социодемографический портрет групп, в которых наблюдается увеличение рождаемости.

Рост третьих и четвертых рождений, по его словам, дает, в основном, сельская местность, причем в национальных республиках и этнических группах, которые еще недавно «имели высокую рождаемость». Фактически они не совсем завершили демографический переход к более низкой рождаемости и сейчас отыграли прежние позиции.

Отсюда и возникает едва ли не главная интрига: как идет процесс демографической модернизации в стране. Получается, что разнонаправленно. «Население России все больше превращается в неоднородную совокупность, – прокомментировал Захаров. – Одни, более образованные, группы населения планируют число рождений, ведут себя в репродуктивном смысле по западным канонам и, вероятно, движутся в том же направлении, что и семьи в западных странах. Другие социальные группы, территории и народы, доля которых в последнее время увеличивается, переживают ренессанс традиционного брака, семьи и рождаемости».

Катализаторами такого ренессанса могли послужить государственные и региональные меры поддержки рождаемости, а также миграционные процессы, считает Захаров. «В 2014 году 30% прироста рождений пришлись на тех, у кого паспорта не российские – либо у матери, либо у отца, либо у обоих, – привел данные эксперт. – А в 2013 году прирост рождений был только в таких семьях».

Таким образом, неоднородность российского населения увеличивается, а институт семьи развивается по разным направлениям одновременно.

См. также:

Снижение рождаемости меняет общество
Браков станет меньше 
Россияне ценят традиционную семью
Институт семьи стремится к неформальности
Молодежь жаждет самореализации