• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мануфактуры XXI века

Почему провинция вернулась в экономическое прошлое

©ISTOCK

В некоторых малых городах России сегодня зарабатывают на жизнь так же, как это делали ремесленники XVII–XVIII веков. В результате кризиса 1990-х и распространения теневой экономики в стране возродились рассеянные мануфактуры. Новый/старый феномен обнаружили и объяснили Симон Кордонский и Юрий Плюснин

Возвращение

О существовании в российской провинции явления из далекого прошлого авторы исследования знали давно, но значение его как особого экономического института поняли в некотором смысле случайно — в 2014 году, проводя студенческую экспедицию в Новохоперске Воронежской области. Оказалось, что значительная часть населения города вовлечена в одно занятие — выращивание коз, производство и продажу вязаных изделий из козьего пуха. Внимательно присмотревшись, исследователи выяснили, что традиционный промысел организован по всем правилам рассеянных мануфактур, характерных для России и Европы периода предшествующего и раннего капитализма.

300–400 лет назад купцы раздавали ремесленникам сырье для его переработки и изготовления товаров. Ремесленники трудились на дому, а вся производственная цепочка выстраивалась в пределах местного общества — была рассеяна по домохозяйствам, многие из которых в этом процессе специализировались на определенных операциях.

Сегодня, в XXI веке, в Новохоперске, как и в соседнем Урюпинске, происходит ровно то же. Давно забытый феномен был реанимирован и снова попал в поле зрения науки. 

Рассеянные мануфактуры первоначально возникли в Италии в XIV веке. Свободные от цеховых ограничений, они сразу привлекли мелких деревенских ремесленников и городских малоимущих и стали массовым явлением. В первую очередь в текстильном деле, лесозаготовках и лесопереработке, судостроительстве и строительстве домов.

В России мануфактуры известны с XVII, а по некоторым данным, и с XVI столетия. С первой четверти XVIII-го начался их стремительный рост, главным образом в окрестностях Москвы, Тулы, Каширы, на Урале и в Зауралье. В 1725 году насчитывалось 233 производства, в 1796-м — уже 3360. К началу XIX века в одном только селе Иваново (нынешний город Иваново) действовало 49 мануфактур для изготовления тканей.

Как это работает

За четыре года (2014–2017) выявили и изучили несколько рассеянных мануфактур:

 пуховые в Новохоперске (Воронежская область) и Урюпинске (Волгоградская область);

 сапожная в Кимрах (Тверская область);
 меховая в Лабинске (Краснодарский край);
 мануфактура финифти в Ростове Великом (Ярославская область).

Все они появились в одно время – в начале 1990-х, находятся в малых городах, схожи по организации производства, масштабам занятости, особенностям логистики и сбыта продукции.

Пуховые мануфактуры Новохоперска и Урюпинска

Сырье и его первичная обработка

Собственное сырье для производства пух особого качества, получаемый от хоперских (разводят в районе среднего Хопра) коз. Здесь их выращивают давно, не только в селах, но и на городских подворьях. Пух либо стригут, либо вычесывают. Из стриженного получают изделия высокого качества, из вычесанного — более массовые и дешевые.

Этапы производства

Пух чистят, моют, навивают на нить с помощью ручной или электрической прялки. Пуховые изделия (как правило, платки) вяжут на машине или вручную. На завершающем этапе им придают товарный вид путем пушения в центрифуге. Все операции выполняются в домашних условиях. Для изготовления пряжи пух вместе с нитью нередко раздается по соседям. Пушение может уходить на «аутсорсинг» — к тому, у кого есть центрифуги.

Участие населения

В 1990-е–начале 2000-х были задействованы все жители. По наблюдениям на весну 2017 года – не менее 1/3 трудоспособного населения, или около 10 тыс. из 25–30 тыс. домохозяйств (здесь и далее оценки основаны на мнениях респондентов, местных экспертов и материалах муниципальных отчетов).

Меховая мануфактура Лабинска

Сырье и его первичная обработка

Мех поставляется частными зверофермами из Краснодарского и Ставропольского краев или привозится из Сибири. Выделка перед пошивом происходит в Лабинске и соседних селах.

Этапы производства

Выделка меха, раскрой шкурок, а нередко и пошив изделий осуществляются в так называемых работных домах — помещениях, приспособленных (подсобки, гаражи, подвалы и проч.) или выстроенных на подворье одной семьи. Почти весь труд ручной, высоки требования к раскройщикам и модельерам, работающим с хорошим мехом. Для мастеров высокой квалификации всегда есть заказы, однако большая часть продукции — массовые изделия среднего и невысокого качества.

Участие населения

Около 1/5 взрослых горожан (около 4 тыс. из 20 тыс. домохозяйств).

Сапожная мануфактура Кимр

Сырье и его первичная обработка

Используется исключительно привозная (из России и зарубежья) и уже выделанная кожа.

Этапы производства

Обработки заготовок не требуется: кожа, материалы для подошвы и «внутренностей» обуви, вероятно, получают с двух обувных фабрик Кимр. «Черновые» операции (кройка по лекалам подошв, подметок, стелек, юфти или другой ткани) осуществляют в частных гаражах города. Производством занимаются модельеры-лекальщики, специально обучавшиеся, в том числе в Италии. Сам пошив обуви (например, особой — для летчиков полярной авиации) является искусством, хорошие сапожники очень ценятся.

Участие населения. Предположительно, задействованы все бывшие работники ликвидированных к настоящему времени обувных фабрик; доля не занятого в местной экономике трудоспособного населения составляет 40%, участников «рассеянного производства» в этом составе, возможно, от 1/5 до ¼.

Мануфактура по изготовлению финифти Ростова Великого

Сырье и его первичная обработка

Основные компоненты (медные пластины, серебро, эмаль, краски) — привозные, нередко из Европы.

Этапы производства

Вырезание, загибание мелких медных пластин, нанесение на них эмали, обжиг в муфельной печи, роспись, изготовление серебряной оправы. В процессе участвуют эмальеры, художники, ювелиры-филигранщики. Все необходимое для своей работы художники и филигранщики делают или приобретают самостоятельно. Мастера проходят обучение в учебных заведениях, на предприятии или у родственников (в городе сохранилось немало рабочих династий).

Участие населения

Приблизительно 1 тыс. из 10 тыс. домохозяйств.

Общие черты современных рассеянных мануфактур

 давняя традиция местных промыслов, в советские годы поставленных на промышленную основу;
 использование уникальных местных ресурсов (сырья), либо таких же, нередко передаваемых по наследству практик населения;
 отсутствие конвейера: работы на разных этапах независимы, могут вестись раздельно и в разное время;
 специализация домохозяйств на определенных операциях;
 концентрация производства на единой контролируемой территории одного или нескольких местных сообществ;
 вовлеченность значительной части трудоспособных жителей малого города и его сельской округи;
 кооперация участников по артельному принципу: совместный (от 2–3 до 10 человек) труд в работных домах;
 самоорганизация населения. Простейшие формы самоуправления («сходки», «разборки» и проч.) формируют единый источник контроля над производством и продажей.

Закрытая территория

Отдельная и скрытая от посторонних часть деятельности мануфактур — реализация готовых изделий. «Во всех городах созданы коалиции («кланы») торговцев, которые одновременно находятся между собой и в тесной кооперации, и в жесткой конкуренции, не пускают чужих, активно развивают оптовую торговлю на дальние расстояния (в пределах страны и за границей)», — говорят исследователи.

В каждой мануфактуре работают четыре группы продавцов и перекупщиков:

 производители, реализующие свою продукцию;
 мелкие коммерсанты, скупающие товар;
 крупные предприниматели, монополизирующие рынок;
 местные общины, сегрегирующие себя от остального населения (цыгане, представители кавказских и среднеазиатских народов).

Мануфактурный бизнес, за редким исключением, находится в зоне неформальной экономики, частично в «тени». По отзывам респондентов, некоторые общины включены в теневой сектор везде, а их участие в торговле кустарными изделиями — одновременно и прикрытие криминальной деятельности (оборот наркотиков или драгметаллов).

Роль мелких коммерсантов скупкой-продажей готового товара не ограничена. Они связывают звенья производственной цепи: закупают и распределяют сырье, передают на дальнейшую отделку заготовки, оплачивают труд и нередко кредитуют работников.

Из среды мелких появляются крупные предприниматели (в каждой мануфактуре до 10 человек), которые становятся монополистами. Они контролируют муниципальные рынки, создают или перекупают фирмы по транспортировке сырья и продукции, организуют работные дома.

В тени и ненадолго

Возврат провинции к опыту архаических экономических институтов был вынужденным, считают ученые. В начале 1990-х население малых городов массово лишилось работы из-за закрытия градообразующих предприятий. Найти ее в своей местности не представлялось возможным, как и быстро перейти на натуральное хозяйство. Оставалось два пути: заняться отхожим промыслом (уезжать на временные работы) или «артельным трудом на соседско-родственной основе».

Артельный промысел организовался в форме рассеянных мануфактур, а чрезмерное регулирование государством малого бизнеса сразу же увело их в «тень». Сегодня объемы сырья и производства, стоимость продукции, товарооборот и численность работников не зафиксированы ни в муниципальной, ни в государственной статистике.

Появится ли она, неизвестно, как и то, сколько проживут сами возрожденные мануфактуры. Возникнув по необходимости в кризис, они не могут остаться постоянным явлением и «должны переродиться в институты, более свойственные новому времени».
IQ 

Авторы исследования:

Симон Кордонский, ординарный профессор, заведующий Проектно-учебной лабораторией муниципального управления НИУ ВШЭ

Юрий Плюснин, профессор, заместитель заведующего Проектно-учебной лабораторией муниципального управления НИУ ВШЭ 
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 4 марта