• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Помочь нельзя надзирать

Как родительская вовлеченность влияет на школьные успехи ребёнка

ISTOCK

У старшеклассников вовсю идет подготовка к ОГЭ и ЕГЭ. Но к экзаменам фактически готовятся и родители, создавая детям почву для успеха. Ежегодный «осенний призыв» репетиторов уже состоялся. Справочники и другая вспомогательная литература закуплены. Подготовительные курсы вузов стартовали. Но семьи не успокоятся, пока дети не сдадут экзамены. И всё же родительская помощь не должна превратиться в прессинг, иначе она может дать у подростков обратный эффект, отмечают учёные НИУ ВШЭ. Чрезмерный контроль успеваемости может заставить школьников бросить учёбу. Разбираемся, какое родительское участие в образовании ребенка поможет ему успешно сдать ЕГЭ.

Слагаемые успеха

На образовательные достижения школьников, помимо их способностей и мотивации к учебе, влияет масса факторов: от обстановки в семье и круга друзей до социокультурных традиций и состояния экономики региона. В числе самых важных — семья и школа. Их вложения в знания и навыки ученика — самые мощные.

Значимы тип школы (обычная или повышенного статуса: лицей, гимназия, школа с углубленным преподаванием предметов), её специализация, психологический климат в ней, качество обучения (и эффект сообучения — влияние окружения на успеваемость), квалификация и опыт учителейуправленческие решения (например, что важнее для директора: качество обучения или соответствие внешним предписаниям). Все эти факторы влияют на успеваемость и на планы по дальнейшему продолжению учебы — например, в вузе.

Семья — важна не менее. Когда дети выбирают свой путь, родители могут дать им правильные ориентиры и  установки, информацию относительно образования и финансовую поддержку. Они могут повлиять на мотивацию детей к учебе, а значит, и на успеваемость. Родительские ожидания, вера в успех ребёнка помогают ему повысить результаты, а неверие плохо сказывается на учёбе. Школьник вкладывает в неё меньше усилий, а в итоге хуже сдает экзамены и поступает в слабый вуз (если вообще поступает).

Рок предков

Ряд исследователей считают, что часто именно семья делает за ребёнка решающий образовательный выбор: где и сколько учиться, кем стать. Однако подобная парентократия — влияние родителей — может как ограничивать, так и расширять возможности учащихся.

На участие семьи в образовании детей во многом влияет социально-экономический статус (СЭС) родителей: уровень образования и доходов, культурных запросов, профессиональный статус, а также ценности и сам взгляд на образование. В прошлом уже было показано, что рабочие семьи, хотя и контролируют успеваемость детей, обычно не помогают им с самой учебой. Средний класс, напротив, старается оказать поддержку по существу: объяснить ребенку сложный материал, найти вспомогательную литературу и пр.

В результате такого подхода учащиеся из простых семей нередко повторяют путь родителей: наследуют их профессию и не улучшают своё социальное положение по сравнению с ними. У них оказывается заблокирован социальный лифт, ограничены образовательные опции. А дети более образованных родителей легче находят путь к успеху.

Причём при образовательном выборе семейный бэкграунд вполне может перевесить успеваемость. Дети из простых семей даже при высоких оценках часто не пользуются возможностью поступить в сильный университет — останавливаются на техникуме или идут во второразрядный вуз. Тем самым социальное неравенство  воспроизводится с помощью системы образования.

Ресурсное проклятие

По данным недавнего исследования, у детей из малоресурсных семей вдвое ниже шансы поступить в престижный вуз, чем у их сверстников из семей с высоким образовательным и профессиональным статусом. Ученикам из простых семей не хватает поддержки и информации. Они не верят в свои силы и имеют заниженные образовательные запросы. Тогда как «привилегированные» подростки выигрывают за счёт семейных установок на хорошее образование, родительских вложений в их учебу и связанной с этим высокой успеваемости.  

В обеспеченных семьях высшее образование ценится, в учебу наследников инвестируют средства, силы и время. Низкодоходные семьи чаще лишены этих возможностей. По сути, невысокие запросы формируются у ребят из простых семей нередко потому, что им просто некому объяснить преимущества учебы в старших классах, а затем в вузе (у родителей просто нет такого опыта). Семья не может правильно сориентировать ребенка, найти для него достойный образовательный вариант. 

Но и школа относится к таким детям с предубеждением. Учителя и администрация часто считают, что у выходцев из семей с низким СЭС априори невысокие притязания. В итоге получается, что основные инвесторы в образовательный капитал ученика — семья и школа — почти отказывают во вложениях.

В целом, если школа (формальный институт образования) и семья (неформальный) действуют сообща, у ученика появляется немало шансов повысить результаты. Репетиторыкружки и секции, интернет-курсы, подобранные родителями, вносят свой вклад в школьные достижения. Не случайно семьи с высоким СЭС стараются подыскать для детей дополнительные занятия.

Роль формального образования, по мнению многих экспертов, в целом уменьшается (школа отчуждается от детей), а неформальное образование, напротив, становится более значимым

Влияние вовлечённости

Как показали исследованияродительская вовлечённость в образование школьника помогает существенно расширить его возможности. Высокий уровень родительского внимания даже способен нивелировать разницу в успеваемости между детьми из семей с разным экономическим статусом.

Под родительской вовлеченностью подразумевается участие семьи в школьной жизни в широком диапазоне: от создания ребенку благоприятных условий для учебы до организации внеклассных мероприятий и участия в управлении школой.

Учёные по-разному классифицируют типы  родительской вовлечённости. Но на школьные достижения влияют прежде всего три её варианта:

 помощь с уроками и подбор для ребенка дополнительных занятий;

 посещение школьных собраний и тесное общение с учителями;

 «академическая социализация»: развитие навыков решения проблем и самостоятельного принятия решений (это во многом предопределяет выбор образовательной траектории).

Метаанализ полусотни эмпирических исследований 1985-2006 годов показал положительную связь между достижениями учеников и двумя типами родительской вовлеченности: общением со школой и академической социализацией. 

Впрочем, данные об эффективности общения родителей с учителями и школой противоречивы. Другой обзор 25 работ свидетельствует о том, что обилие таких коммуникаций плохо действует на успеваемость. Однако это больше применимо к старшеклассникам: подростки борются за независимость и воспринимают родительское общение с педагогами как вмешательство.

Связь между успеваемостью и помощью с домашними заданиями в ряде исследований оказалась незначимой. Другие проекты также доказывают неэффективность проверки домашних заданий и контроля посещаемости. В то же время метаанализ почти 40 работ за 2000-2013 годы показал, что на успехи учеников влияют высокие родительские ожидания и поощрение привычки к чтению.

Есть данные о том, что, поощряя самостоятельность ребенка в подготовке к урокам, родители повышают его мотивацию к учебе. Школьник чувствует бо́льшую ответственность, а это влияет и на отметки.

Семейный успех

Какая вовлеченность семьи в школьные дела полезна, а какая вредна для учащегося, выяснили Илья ПраховОльга Котомина и  Александра Сажина на данных всероссийского лонгитюда НИУ ВШЭ «Траектории в образовании и профессии» (ТРОП). Этот проект позволяет проследить образовательные треки учащихся (например, полное среднее образование плюс университет или девять классов плюс колледж/техникум). В 2012 году опрошенные школьники учились в 9-м классе, а в 2015 году они были уже студентами вузов или колледжей либо вышли на рынок труда. В ТРОПе есть данные об успеваемости подростков и социально-экономическом положении их родителей (культурный капитал традиционно измеряется числом книг в домашней библиотеке). 

Образовательные достижения, выраженные главным образом в баллах ОГЭ и ЕГЭ, и траектории учеников были в исследовании зависимыми переменными, а разные варианты вовлеченности родителей в образование детей — независимыми (при контроле пола учащихся, семейных и школьных характеристик).

Исследователи выделили четыре основных фактора, описывающих паттерны родительской вовлеченности. Первый — родительский контроль, — например, надзор за подготовкой уроков и звонки учителям по поводу оценок. Второй фактор — полная вовлеченность (весь диапазон родительской активности: от контроля уроков и найма репетиторов до участия в управлении школой). Третий фактор предполагает рациональную вовлеченность родителей: например, помощь детям с дополнительной литературой, посещение собраний в школе. Четвертый фактор — организационный: члены семьи входят в родительский комитет, устраивают внеучебные мероприятия. 

Оказалось, что активное участие родителей в школьных собраниях, найм репетиторов и подбор вспомогательной литературы положительно влияют на результаты ОГЭ и ЕГЭ. Эти варианты помощи повышают вероятность учебы детей в старших классах, а затем и в университете. А вот членство в родительском комитете малоэффективно. 

Как поясняет Илья Прахов, участие в школьных собраниях, например, снижает риски искажения информации. «Информированность — важный элемент в контексте выбора и успешности образовательной траектории, — говорит исследователь. — В старших классах на собраниях родители могут получить информацию о правилах и формате сдачи ЕГЭ, о дополнительных занятиях по подготовке к экзаменам, о возможном сотрудничестве школы с вузами, о проводимых олимпиадах».

Впрочем, рекрутинг репетиторов и подбор родителями дополнительной литературой действует не по всем предметам. Они положительно связаны с результатами ЕГЭ по русскому языку. А вот для итогов экзамена по математике уже не всё так однозначно. Здесь особую роль играют уже характеристики школы: формальное образование берет реванш.

Переизбыток контроля

Однако, новое исследование показало, что не стоит забывать — участие семьи в образовании не должно быть чрезмерным. Ребенку необходима «определенная степень самостоятельности в принятии решений — это благоприятно отразится на стимулах к учебе в школе и выборе дальнейшего пути», подчеркивает Прахов.

Дозированная вовлеченность семьи — с поддержкой учёбы, но без жесткого контроля домашних заданий — также положительно связана с образовательными успехами и академическим выбором школьников. Она способствует продолжению образования в вузе. А вот регулярный «надзор», например, над выполнением домашних заданий и успеваемостью — действительно вреден. Он плохо отражается на итоговых баллах ЕГЭ. Особенно сильно родительский контроль негативно связан с итоговыми достижениями девятиклассников.

«Здесь, скорее всего, имеет место обратный эффект: ребенок учится плохо, и родители вынуждены его контролировать, — комментирует учёный. — Но тотальный контроль домашних заданий у старшеклассника может вызвать протест или отторжение, что снизит стимулы к улучшению успеваемости. А это может неблагоприятно отразиться на результатах ЕГЭ и, как следствие, ограничить выбор вузов, в которые можно поступить». 

Сама родительская вовлеченность при этом зависит от характеристик семьи — уровня образования, дохода и культурных запросов. В семьях с высоким СЭС, как уже говорилось выше, родители уделяют учебе детей больше внимания, но их вовлеченность, скорее, рациональная, дозированная. Кроме того, на результаты ЕГЭ и выбор вуза влияют и характеристики старшей школы. Эффективно обучение в профильных классах и школах повышенного статуса.

Отложенный эффект

Среди других результатов исследования: девочки лучше мальчиков сдают ОГЭ, а характеристики семьи положительно связаны с итоговыми отметками девятиклассников. Зато особенности школы на этом этапе незначимы. Иными словами, в успеваемость в средней школе важнейший вклад вносит семья: как её изначальные характеристики, так и участие в учебе детей.

Здесь также на переход в старшие классы (10-11-й) положительно влияют посещение родительских собраний, подбор репетиторов и помощь с дополнительной литературой. Но самое главное, для результатов ЕГЭ по русскому языку и математике, судьбоносных при поступлении в университет, обнаружена стабильная связь между успехами в выпускном и девятом классе. 

Таким образом, семейная поддержка ещё на предыдущих стадиях обучения может влиять на академические успехи в выпускном классе, даже если природа этого влияния изменилась. Другими словами, семейные инвестиции (времени, сил, средств) в образование детей дают долгий положительный эффект

Как поддержать «непривилегированных» учеников?

Учитывая риски неравенства образовательных возможностей для учащихся из разных семей, школам нужно работать с родителями с невысоким СЭС. «Причём чем раньше будет проводиться такая работа, тем больше шансов в дальнейшем будет у ребенка, поскольку наиболее эффективными являются инвестиции в образование в раннем возрасте», — говорит Илья Прахов. 

Школа и семья должны действовать сообща. Там, где не хватает семейных ресурсов, может прийти на помощь школа. «В старших классах — через повышение информированности родителей относительно возможностей, предоставляемых ЕГЭ, — поясняет исследователь. — А в начальной и средней школе — через дополнительные развивающие занятия, то есть там, где образование со стороны родителей может терять эффективность из-за нехватки времени или ресурсов». 

Полезен опыт резильентных школ, которые работают с очень разными детьми, в том числе сложным контингентом — детьми одиноких родителей, выходцами из бедных семей, детьми мигрантов — и помогают добиться успеха многим.

Как отмечают исследователи, опыт таких школ показывает, что «эффективная работа по продвижению учеников к получению высшего образования может вестись независимо от контингента школы». И, соответственно, преодолевая неблагоприятные семейные обстоятельства. 
IQ
 

Авторы исследования: Илья Прахов, старший научный сотрудник Международной лаборатории институционального анализа экономических реформ НИУ ВШЭ, Ольга Котомина, старший преподаватель факультета экономики, менеджмента и бизнес-информатики НИУ ВШЭ в Перми, Александра Сажина, старший преподаватель факультета экономики, менеджмента и бизнес-информатики НИУ ВШЭ в Перми.

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 23 октября