• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Регионам придется сокращать социальные расходы

В новый экономический кризис российские регионы вступили с разбалансированными бюджетами и огромными долгами. А поскольку сейчас, в отличие от кризисного 2009 года, на значительные денежные вливания из центра рассчитывать не приходится, то регионам придется резать социальные расходы и сокращать занятость в бюджетном секторе. Центр анализа доходов и уровня жизни Института управления социальными процессами НИУ ВШЭ подготовил мониторинг «Социальные расходы в России: федеральный и региональные бюджеты».

Центр платить не будет

В последнее десятилетие на социальные цели шло более половины всех расходов консолидированного бюджета, отметили авторы исследования, ведущий научный сотрудник Института управления социальными процессами Наталья Зубаревич и старший научный сотрудник этого института Елена Горина. Однако с 2013 года приток денег в социальные отрасли стал менее интенсивным, особенно в здравоохранении, где темпы прироста расходов были ниже уровня инфляции.

Резко «затормозил» свои социальные расходы федеральный бюджет: за последние два года номинальный объем этой компоненты в нем уменьшился на 9%. При существующем распределении полномочий, региональные бюджеты гораздо сильнее (в относительном выражении) нагружены обязательствами по финансированию социальной сферы.

В 2014 году консолидированные бюджеты субъектов РФ финансировали уже более половины госрасходов на социальные цели. Однако в прошлом году 17 регионам пришлось сократить номинальные расходы бюджетов. При этом расходы по несоциальным статьям в большинстве регионов либо уже сильно урезаны, либо их оптимизировать крайне трудно из-за специфики российского политического режима. То есть снижение социальных трат региональных бюджетов становится неизбежным.

До настоящего времени динамика соцрасходов в основном оставалась положительной, но ситуация постепенно меняется: расходы на образование уже сократились в девяти регионах. Среди них и самые богатые – Москва, Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ – активно проводившие оптимизацию и укрупнение школ, и бедные республики – Дагестан, Северная Осетия, Калмыкия.

Расходы на социальную политику сократили восемь регионов.

В 2014 году оптимизация почти не затронула расходы на здравоохранение, за исключением двух субъектов (республика Мордовия и Чукотский АО), которые имеют максимальную долговую нагрузку среди регионов.

Полдюжины богатых

В 2014 году доля социальных расходов в региональных бюджетах в среднем составила 62%. Максимальные показатели были у экономически слабо развитых Чечни и Дагестана, а также у регионов, не способных оптимизировать соцрасходы – Свердловской и Саратовской областей.

Пониженную долю соцрасходов (менее 50%) сохранили только самые богатые регионы (Сахалинская и Тюменская области, Москва, Ямало-Ненецкий АО), либо северные регионы с повышенными расходами на поддержку ЖКХ – Чукотский ОА и тот же Ямало-Ненецкий АО.

Лидером по поддержке населения стал недавно присоединенный к РФ Крым – расходы бюджета Крымского федерального округа на социальную защиту (57 млрд рублей) сопоставимы со всем бюджетом Калужской или Вологодской областей.

По душевым расходам бюджетов Россия де-факто делится на две неравные группы – полдюжины богатых регионов (Москва, Санкт-Петербург, Тюменская и Сахалинская области и три нефтегазодобывающих автономных округа) и все остальные. Лидер – Москва. Повышенные расходы имеют богатые нефтегазодобывающие автономные округа, в т.ч. за счет средств на поддержку коренных малочисленных народов Севера. В Ингушетии и Чечне за счет особой федеральной помощи душевые расходы бюджетов близки к среднему уровню по стране, который значительно выше медианного. Вдобавок, на Северном Кавказе до сих пор сохраняется практика «откатов» при получении социальных выплат, поэтому чиновники заинтересованы максимизировать их объем.

Новый кризис не залить деньгами

Начавшийся в 2014 году кризис усиливает необходимость поддержки бюджетов регионов из федеральной казны. Однако если кризис 2009 года «заливался» возросшими на треть объемами федеральной помощи, то для решения проблемы дестабилизации бюджетов, возникшей в 2013 году, дополнительных трансфертов не выделялось. Напротив, объемы федеральной помощи, и ее доля в доходах консолидированных бюджетов регионов сокращаются, начиная с 2012 года.

Та же помощь, что идет, нацелена не на смягчение бюджетного кризиса, но отражает геополитические приоритеты российских властей: поддержку удаленного и граничащего с Китаем Дальнего Востока, неспокойного Северного Кавказа, присоединенного Крыма.

Так, с конца марта по декабрь 2014 года Крым получил 125 млрд рублей трансфертов из федерального бюджета (7,2% федеральной помощи регионам). Выделенные средства даже не удалось освоить – профицит бюджета составил 13,4%.

Трансферты Дальнему Востоку сократились с 243 млрд рублей в 2013 году до 120 млрд рублей в 2014 году.

Все республики Северного Кавказа получили 189 млрд рублей против 182 млрд рублей в 2013 году.

В итоге, трансферты Крыму в расчете на одного жителя оказались вдвое больше, чем республикам Северного Кавказа. В настоящее время уровень дотационности Крыма (80%) сопоставим только с Ингушетией (87%) и Чечней (82%). А если учитывать, что Крыму оставляется весь НДС, который по закону должен идти в федеральный бюджет, то его дотационность приближается к 85%. Дотационность Севастополя несколько ниже (70%) и сопоставима с Дагестаном. Фактически приоритетная поддержка Крыма сейчас осуществляется за счет других территорий России, что ухудшает состояние их бюджетов в кризисный период.

Увязшие в долгах

Следствием дисбаланса доходов и расходов стал резкий рост дефицита бюджетов регионов в 2013 году и его сохранение в 2014 году (в прошлом году дефицит имели 75 регионов, в 2013-м – 77). Самыми уязвимыми оказались регионы со средними показателями. Наиболее благополучны бюджеты Сахалинской области и Крыма (профицит 14-15%), Ленинградской (11%) и Тюменской (4%) областей, а также ее автономных округов.

Суммарный долг регионов и муниципалитетов на 1 января 2015 года вырос до 2,4 трлн рублей и превысил треть от налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов регионов (без учета трансфертов).

В 47 регионах долги превышают половину их налоговых и неналоговых доходов. Наибольшая долговая нагрузка на Чукотке (125%), в Смоленской, Костромской областях, Мордовии (более 100%), Карелии, Удмуртии, Белгородской, Вологодской, Астраханской, Пензенской, Саратовской, Амурской областях (80-96%).

Жизнь без долгов могут позволить себе только регионы с огромной нефтегазовой рентой (Тюменская, Сахалинская области, Ненецкий автономный округ), а с минимальным долгом – немногочисленные регионы с ответственной бюджетной политикой, среди которых и богатые (Ханты-Мансийский АО), и не очень (Пермский, Алтайский края, Иркутская область).

Траты придется урезать

Современное состояние региональных бюджетов кардинально отличается от кризисного положения 2009 года.

Во-первых, регионы вступили в экономический кризис 2014 года с разбалансированными бюджетами и огромными долгами.

Во-вторых, сейчас территории не могут рассчитывать на поддержку из федерального бюджета в объемах, сопоставимых с 2009 годом, когда трансферты были увеличены на треть. Новый кризис не удастся погасить денежными вливаниями – средств стало меньше, считают авторы мониторинга. В 2015 году доходы федерального бюджета будут сокращаться, принято решение о секвестре расходов на 10%, что приведет к снижению трансфертов.

Регионам придется адаптироваться к этим изменениям, сокращая социальные расходы бюджета и снижая занятость в бюджетном секторе, полагают Зубаревич и Горина. Траты уже режут в разных регионах: либо обремененных большими долгами, либо инвестиционно активных, пытающихся сохранить расходы на поддержку экономики, либо в высокодотационных при отсутствии роста трансфертов.

См.также:

Производительность труда в регионах различается в шесть раз
В Крыму началась стройка века
Российские регионы по-разному реагируют на кризис