• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Территории прироста

Где в России высокая рождаемость?

ISTOCK

Рождаемость в стране неоднородна: где-то рожают в более ранних возрастах, где-то — в более поздних. В одних регионах и муниципалитетах коэффициент суммарной рождаемости (КСР) — среднее число детей у женщины к 50 годам — очень велик. Иногда он вдвое выше уровня простого замещения поколений, составляющего 2,1. В других же этот показатель крайне низок — около единицы. Эти контрасты маркируют разные демографические взгляды населения и динамику территорий, а также степень приверженности традиционным нормам репродуктивного поведения. Если обобщать, то крупных ареалов высокой рождаемости в России почти не осталось. IQ.HSE изучил текущие тренды по статье демографа Артура Петросяна.

Репродуктивная мозаика

Перепады рождаемости в России на уровне муниципалитетов гораздо масштабнее, чем на уровне регионов. Так, один из районов Тывы по оценке коэффициента суммарной рождаемости (КСР) сопоставим с Танзанией — свыше 4,8. А в одном из районов Удмуртии этот показатель достигает 3,45 — почти как в Пакистане. В Домодедово КСР как в Сирии — 2,77. На некоторых территориях рождаемость аналогична французской — 1,86, на других — финской, очень невысокой, с коэффициентом 1,35. Наконец, есть районы с крайне низкими показателями — «сингапурским» и «корейским» 1,14 и 0,92 соответственно.

Такие результаты приводит в своей статье демограф из НИУ ВШЭ Артур Петросян, проанализировавший данные по рождаемости для 2304 муниципалитетов России в 2011–2019 годах. Его новая работа позволяет впервые детально изучить дифференциацию российских локальных паттернов рождаемости.

КСР в ряде муниципалитетов России, 2017-2019 гг.

 

Оценка КСР

Территория РФ

КСР

Сопоставимая зарубежная страна

КСР

Более 4

Дзун-Хемчикский район, Тыва

4,87

Танзания

4,83

3–4

Алнашский район, Удмуртия

3,45

Пакистан

3,45

2,5–3

Домодедово, Московская область

2,76

Сирия

2,77

2,15–2,5

Кувандыкский городской округ, Оренбургская область

2,22

Перу

2,23

2–2,15

Борзинский район, Забайкальский край

2,07

Кувейт

2,07

1,75–2

Краснинский район, Липецкая область

1,86

Франция

1,87

1,58–1,75

Тихорецкий район, Краснодарский край

1,64

Великобритания

1,65

1,25–1,58

Кингисеппский район, Ленинградская область

1,35

Финляндия

1,35

1–1,25

Кетовский район, Курганская область

1,12

Сингапур

1,14

Менее 1

Малокарачаевский район, Карачаево-Черкесия

0,92

Республика Корея

0,92

Источник: рассчитано А.Н. Петросяном по данным Росстата, размещённым в Базе данных показателей муниципальных образований и Единой межведомственной информационно-статистической системе.

Примечание: рождаемость, близкая к уровню простого замещений поколений, выделена жёлтым цветом; зелёным цветом выделен среднероссийский показатель — 1,58.

В среднем за 2017–2019 годы коэффициент суммарной рождаемости в России составил 1,58. Как показало исследование, почти две трети (65%) населения проживают на территориях с КСР ниже этого уровня. Лишь 10,6% россиян живут в муниципалитетах, где оценка этого коэффициента выше 2,1 (уровня простого воспроизводства населения).

 

Показатель от 2,15 рождений на одну женщину зафиксирован главным образом в небольших муниципалитетах с невысокой людностью (численностью населения). Это преимущественно слабо урбанизированные периферийные территории. 

Появление в научном обороте и экспертных докладах столь детальных и точечных оценок рождаемости может помочь в совершенствовании региональной политики. Например, в планировании и постройке социальной инфраструктуры.

Оценка КСР для групп муниципалитетов РФ по людности

 

Группа муниципалитетов по людности

КСР

Москва и Московская область

1,68

Санкт-Петербург и Ленобласть

1,45

Города-миллионники

1,4

500–1000 тыс.

1,34

250–500 тыс.

1,41

100–250 тыс.

1,56

50–100 тыс.

1,63

25–50 тыс.

1,73

10–25 тыс.

1,96

менее 10 тыс.

2,18

Источник: рассчитано А.Н. Петросяном по данным Росстата, размещённым в Базе данных показателей муниципальных образований и Единой межведомственной информационно-статистической системе.

По стадиям демографического перехода

В целом можно говорить о том, что репродуктивное поведение населения модернизируется. Это обычно хорошо видно и на страновом уровне, и на региональном. Просто перемены происходят с разной скоростью — где-то быстрее, а где-то медленнее (при этом рождаемость — всё же довольно инерционный процесс).

 

Муниципальная картина вносит свой вклад в этот пёстрый «пазл» — тенденции в ней довольно разнообразны. Среди них главные:

 Концентрация молодёжи в крупнейших городах в силу образовательной и трудовой миграции компенсирует сокращение числа родившихся.

 В более мелких городских округах рождаемость — выше среднего для городских округов страны. Такая картина наблюдается из-за локальных факторов: расположения территорий (небольшие поселения в зоне Крайнего Севера с более «молодой» структурой населения) или характера урбанизации (полусельский образ жизни в малых и средних городах).

 Не самые высокие показатели рождаемости в городах-миллионниках и субмиллионниках служат свидетельством значительного разрыва в миграционной привлекательности между Москвой и Санкт-Петербургом (как наиболее развитыми агломерациями), с одной стороны, и прочими крупнейшими городами страны, с другой.

 Субурбанизация (отток населения в пригороды; среди переехавших немало молодых семей) пока не особенно сказывается на рождаемости в двух столицах.

Так или иначе, демографическая модернизация, которую можно рассматривать, в том числе, через снижение рождаемости, «почти не оставила значительных по численности населения ареалов высокой рождаемости даже в регионах, где её уровень традиционно велик (Чечня, Дагестан, Ингушетия, Тыва, Алтай)», подчёркивает исследователь. Увеличивается и возраст женщин при рождении детей — наблюдается «старение» материнства. Первые рождения всё чаще концентрируются не в возрастах 20–24 года, а в 25–29 лет, и в этом смысле малые города постепенно следуют паттернам крупных..

При этом в региональном срезе картина более однородна, чем в муниципальном. «Если для субъектов РФ диапазон между максимальным и минимальным значением КСР равняется 1,85 рождений, то для муниципалитетов обнаруживается гораздо большая дифференциация — 3,91 рождений на 1 женщину», — поясняет Артур Петросян.

Муниципальные «полюса»

Если рождаемость оценивать с помощью другого измерителя — числа родившихся на 1000 жителей, то есть общего коэффициента рождаемости (ОКР), то тут тоже получаются любопытные результаты. Так, в некоторых муниципалитетах Чечни, Дагестана, Ингушетии и Тувы, а также в Ленинском городском округе Подмосковья, где располагается один из крупнейших перинатальных центров Московской области, ОКР достигает очень значительных величин — 25–30 родившихся на 1000 жителей.

В муниципалитетах перечисленных выше республик столь высокие показатели связаны с большой долей молодежи в составе населения. Поддержание довольно высокой рождаемости также может объясняться этнокультурными моментами — сохранением традиционного семейного уклада (больших семей, гендерной и поколенческой иерархии внутри них, предпочтения сыновей дочерям), а также религиозным фактором.

 

Минимальные значения ОКР отмечены в городских округах Новая Земля Архангельской области и Славный Тульской области — 1,3 и 3,6 родившихся на 1000 жителей соответственно. «Обе территории являются местом дислокации воинских частей, поэтому наиболее вероятно в силу как постепенной ротации населения, так и отсутствия родильных домов большая доля рождений регистрируется вне этих территорий», — поясняет исследователь.

Низкие значения общего коэффициента рождаемости характерны для периферийных муниципалитетов регионов Европейской части России. Там мало генераторов экономического роста: нет крупных городских поселений, занятость людей сводится к преимущественно некоммерческому сектору — образованию, здравоохранению и государственной службе. Именно такие территории испытывают максимальный миграционный отток молодежи. 

Что касается вариаций показателей в рамках одного региона, то примеров немало. Так, в вышеназванных национальных республиках на фоне ОКР 25–30 родившихся на 1000 жителей есть и другие цифры. Например, в Грозном (Чечня) ОКР — 22,6, в Каспийске (Дагестан) — 15,9, в Карабулаке (Ингушетия) — 9,7, в Магасе (там же) — 14,5 родившихся на 1000 жителей.

Островки многодетности

На периферийных неурбанизированных территориях сохраняется довольно высокая рождаемость в более старших возрастах — за счет появления третьих и последующих детей. Так, коэффициент суммарной рождаемости для сельского населения Архангельской области в 2018 году был просто рекордным – 4,77 рождений на женщину.

Это может быть связано с более низкими доходами населения и, как следствие, более заметной реакцией на меры пронаталистской демографической политики (поддержки рождаемости), поясняет исследователь. К пронаталистским мерам относят материнский капитал (федеральный, действующий с 2007 года, и региональный), ссуды на жильё, декретные выплаты, пособия на детей и пр.

 

Финансовое стимулирование рождаемости, несомненно, даёт эффект, хотя, по данным исследований, и не очень долговременный. Не случайно демографы отмечают, что в прошлом десятилетии, когда материнский капитал был относительно новой мерой и активно использовался, был зафиксирован локальный максимум рождаемости — в 2014 году. Однако затем — после некоторой стабилизации — начался тренд на понижение рождаемости. По предварительным данным за 2021 год, число родившихся также не росло.

«Миграционная» прибавка

С проблемных территорий России население мигрирует к относительно благополучным, например, едет в региональные центры. Так, в слаборазвитых Тыве и Калмыкии наблюдается недостаточное развитие здравоохранения в сельских муниципалитетах. Поэтому в отсутствие других крупных городов кроме региональных столиц, в которых сосредоточены учреждения здравоохранения (в том числе, роддома и перинатальные центры) наблюдается «увеличение удельного веса региональных центров по числу родившихся». Противоположный пример — Белгородская область, где «миграционный» вклад в рождаемость намного ниже. Во-первых, межрегиональные мигранты здесь в среднем постарше, а во-вторых, учреждения родовспоможения представлены во многих муниципалитетах региона.

Однако на рождаемость могут влиять и чисто статистические феномены, например, особенности регистрации новорожденных. По закону «Об актах гражданского состояния», регистрация рождений может производиться как на территории наступления событий, так и по месту регистрации родителей (с 2015 года первый вариант лидирует). Так могут возникнуть «дополнительные» рождения «из-за высокой доли граждан, не имеющих регистрации по месту жительства в данном регионе, но по факту проживающих на его территории», отмечает исследователь.

В целом происходит концентрация рождений в региональных центрах, связанная как с миграцией, так и с особенностями регистрации демографических событий. Исследователь подсчитал, что в 2011–2019 годах она выросла с 36,5% до 42,8%. При этом концентрация численности населения на тех же территориях росла явно медленнее — с 39% до 40,9%.

Единство процессов

В целом можно говорить об определенной «унификации» параметров рождаемости — и по возрастным паттернам материнства, и по тренду снижения показателей. Неоднородность рождаемости на уровне муниципалитетов по-прежнему велика, однако можно отметить сокращение её вариации — за счёт продолжающегося снижения на территориях с высоким КСР.

Регионов и муниципалитетов с рождаемостью, существенно превышающей уровень простого воспроизводства населения, осталось немного. Таким образом, в стране продолжается демографическая модернизация. Просто этот всеобщий процесс протекает на разных территориях в неодинаковом темпе и с различной интенсивностью.
IQ
 

Автор исследования:
Артур Петросян, аспирант кафедры демографии Института демографии имени А.Г. Вишневского НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 22 марта