• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Стеклянный потолок академии

Каковы масштабы гендерной дискриминации в сфере науки и образования в России

Женщины, работающие в российских вузах и исследовательских учреждениях, менее успешны, чем мужчины. У них меньше публикаций в зарубежных изданиях, ниже зарплаты, и они намного реже занимают ключевые руководящие должности. Этой проблеме посвящено несколько исследований, проведенных сотрудниками НИУ ВШЭ и опубликованных в журнале «Higher Education in Russia and Beyond» (HERB).

На треть меньше публикаций

Женщины из России намного реже публикуют свои статьи в международно признанных научных журналах, чем мужчины. Это показали результаты совместной работы исследователей из России, США и Канады, проведенной в 2015 году. Краткий обзор выводов опубликован в HERB. Были проанализированы более миллиона статей, авторами или соавторами которых выступили советские и российские ученые. В фокус внимания попал период с 1973 по 2012 год.

Выяснилось, что женского авторства меньше практически во всех областях. Особенно это касается сфер, где российские ученые всегда были сильны – математика, физика, технические науки. Здесь женщин менее 20%. Единственная область, демонстрирующая гендерный баланс – психология. Но это можно отчасти объяснить тем, что большинство статей по психологии из России опубликованы в отечественных журналах. А результаты исследования показали, что если брать международно признанные отечественные журналы, женщины из России публикуются в них чаще, чем мужчины.

В целом за весь период доля статей женщин среди научных публикаций из СССР и России составила от 20 до 30%. Отдельно проанализированы данные – число статей на исследователя – за 2008-2012 годы. Публикаций женщин оказалось меньше на треть. Прежде всего, мужчины лидируют в таких областях как химия, биомедицина и математика. Правда, в химии и медицине женщины чаще бывают первыми авторами. Во всех остальных сферах гендерной разницы в приоритете авторства нет.

А вот что касается написания статей совместно с зарубежными коллегами, то здесь также более активны мужчины. Женщины несколько чаще публикуются совместно с отечественными соавторами. И это одна из причин гендерного разрыва в цитировании.

Идет ли речь о «стеклянном потолке» (барьере, ограничивающим продвижение женщин по служебной лестнице по причинам, не связанным с профессиональными качествами), дискриминации, или это результат сознательного выбора женщин – открытый вопрос, отмечает автор обзора Владимир Писляков. Такой дисбаланс характерен не только для России. Он имеет глобальный характер. Так с 2008 по 2012 год доля мужчин, которые выступили авторами научных статей, – более 70%.

Почему зарплаты ниже

В образовательной и научной среде есть гендерное неравенство и в уровне зарплат. Это показали результаты исследования, проведенного Виктором Рудаковым, который проанализировал данные Мониторинга экономики образования (Monitoring of Education Markets and Organizations) за 2006-2016 годы. Итоговая выборка включала 10 000 респондентов, работающих в российской системе высшего образования (40% мужчин и 60% женщин).

Гендерный дисбаланс в зарплатах в этот период был нестабильным – в диапазоне от 5 до 27%. В среднем мужчины зарабатывали на 16,3% больше, чем женщины. При равных должностных статусах, степенях и опыте работы разница в доходах составила 8% в пользу мужчин.  

Выяснилось, что разрыв был самым высоким во время посткризисного восстановления (2010-2013 годы) и самым низким в кризисные годы (2008 и 2014). Можно предполагать, что во время экономического роста «избыток» перераспределяется между мужчинами, комментирует автор. В сложной экономической ситуации его нет, что снижает и гендерное неравенство в зарплатах.  

В исследовании анализируется, почему женщины в вузах зарабатывают меньше. Вероятные причины этого – особенности гендерного распределения должностей, статусов, научных званий и профессионального опыта (в целом и в преподавании).

Согласно проведенному анализу, 14% мужчин, работающих в вузах, имеют степень доктора наук и 51% – кандидата наук. Женщин со степенями докторов и кандидатов – 6 и 45% соответственно. Они также реже занимают в вузовской иерархии позиции профессора, доцента или старшего научного сотрудника (40% среди опрошенных мужчин и 27% среди женщин). Деканов, заместителей деканов и руководителей, заместителей руководителей департаментов среди мужчин тоже больше. Женщины обычно выступают в качестве доцентов, преподавателей или ассистентов преподавателей. В среднем гендерная разница в опыте работы составляет 5,6 лет (25,6 лет для мужчин и 20 для женщин).

Тем не менее гендерный дисбаланс в зарплатах в российской академической среде все-таки ниже среднего уровня по стране. Но стеклянный потолок в науке существует, делает вывод автор. Мужчины чаще защищают диссертации и достигают высоких позиций в академической иерархии. А женщины остаются на начальном и среднем уровне. Вопрос, почему так происходит, здесь также остается открытым для будущих исследований. Важно понимать, идет ли речь об осознанном выборе женщин, либо все-таки существует дискриминация.

Кто рулит наукой

Большинство вузов в России находятся в ведении Министерства образования и науки и Министерства здравоохранения и социального развития. Оба ведомства возглавляют женщины. Но это не означает, что в академической среде есть гендерный баланс в распределении ключевых постов, подтверждают результаты исследования Ивана Стерлигова. Автор проанализировал то, как распределены между мужчинами и женщинами должности ректоров российских вузов и директоров институтов ФАНО (Федеральное агентство научных организаций, в ведении которого находится РАН). Всего в выборку было включено около 900 учреждений. В ходе работы использовались данные ФАНО (627 институтов), Минздрава (45 вузов) и Минобра (209 вузов).

Результаты подтвердили, что на постах управленцев в науке и образовании женщин явное меньшинство – 12,8% среди руководителей институтов ФАНО, 16,3% – среди ректоров вузов Минобра и 13,3% – среди ректоров вузов Минздрава.

В ходе исследования также выяснилось, что руководительницы в системе ФАНО чаще работают на временных контрактах (43,8% женщин против 21,2% мужчин). Не исключено, что это позитивный момент, и он связан с реформами в системе ФАНО. Происходит смена руководящего состава, и ключевые должности чаще, чем ранее, занимают женщины, предполагает автор. Но это означает, что до изменений гендерный дисбаланс среди руководства ФАНО был еще более критичным. Другое возможное и менее оптимистичное объяснение заключается в том, что институты, возглавляемые временными директорами, реорганизуются. И эта реорганизация особенно актуальна для маленьких институтов бывшей Академии сельскохозяйственных наук, которая представляет 49% учреждений ФАНО, возглавляемых женщинами. В целом женщины чаще руководят небольшими, менее значимыми научными организациями ФАНО.

Два года назад Министерство образования ввело почетную должность президента университета. Она появилась во многих российских вузах, и призвана облегчить процесс передачи полномочий от пожилых ректоров молодым коллегам. В настоящее время, по данным Министерства образования, из 39 президентов университетов только одна женщина.

В ходе исследования был проведен и анализ гендерной разницы зарплат российских ректоров и директоров институтов. Расклад такой: медианный доход женщин-директоров институтов составляет 66,9% от мужских зарплат, а ректоров – 89,2%.

В топ-20 самых высокооплачиваемых российских руководителей вузов, входящих в систему двух министерств, нет ни одной женщины. И только пять в топ-50. Среди директоров институтов в топ-20 – одна женщина. Дополнительно выяснилось, что доходы незамужних женщин больше доходов замужних. Среди мужчин такой разницы, зависящей от семейного статуса, нет.
IQ

Авторы исследования:

Владимир Писляков, заместитель директора библиотеки НИУ ВШЭ
Виктор Рудаков, научный сотрудник лаборатории исследований рынка труда НИУ ВШЭ

 

Иван Стерлигов, директор наукометрического центра НИУ ВШЭ
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 15 января