• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Школа
Культурный капитал семей школьников часто мешает действию социального лифта и «приговаривает» детей к определенной образовательной траектории. При одинаковой успеваемости подростки из семей с разным социально-экономическим статусом — уровнем образования и доходов родителей — с разной вероятностью продолжают обучение в школе после девятого класса. Дети образованных и обеспеченных родителей чаще идут в старшие классы, а затем и в вузы. Подростки из простых семей нередко уходят в техникумы, даже когда учатся неплохо. Так закрепляется социально-экономическое неравенство.
После введения обязательного единого госэкзамена (ЕГЭ) российские выпускники стали активнее переезжать в Москву и Санкт-Петербург, они стали чаще поступать в столичные вузы. Анна Юрко, Фабиан Слонимчик и Марко Франческони в ходе исследования «Последствия ЕГЭ: мобильность выпускников школ и расходы домохозяйств на образование» попытались понять, облегчил ли ЕГЭ поступление в вузы для иногородних абитуриентов.
СМИ все чаще освещают образовательную политику в России однобоко. В выпусках телевизионных ток-шоу учитель обычно выглядит униженным, задерганным и недобрым, а школа оказывается источником опасности для детей и педагогов. Эти образы препятствуют модернизации российской образовательной политики, отметили профессор кафедры прикладной лингвистики и межкультурной коммуникации НИУ ВШЭ (Нижний Новгород) Надежда Радина и региональный эксперт по образованию Светлана Шаманина.
Занятия у репетиторов или на подготовительных курсах становятся для семей старшеклассников «мегапроектом», в который они вкладывают массу средств и сил. Однако для школьников с низкой успеваемостью эти инвестиции не окупаются: такие ребята нередко слабо ориентируются в качестве внешкольной подготовки и выбирают не тех поставщиков образовательных услуг. Замзаведующего Международной лаборатории анализа образовательной политики Института образования ВШЭ Андрей Захаров и ведущий научный сотрудник этого института Прашант Лоялка провели исследование и развенчали миф об эффективности репетиторства.
«Не держи в карманах посторонних вещей», «не употребляй кличек и прозвищ», «перед входом в школу вытри ноги» - так дотошно советская школа регламентировала правила поведения учеников. Подобные императивы усердно генерировали сами учебные заведения. Государство же, вопреки мифам, не было склонно к тотальному контролю в этой сфере и лишь намечало контуры правильного поведения ученика, рассказал научный сотрудник лаборатории «Социология образования и науки» НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Кирилл Маслинский.
Сложные задания тестов и несовершенные учебные программы препятствуют успешной сдаче экзаменов – основных (ОГЭ) и единых (ЕГЭ). Такая точка зрения у родителей московских школьников формируется задолго до экзаменов и, возможно, воспроизводит распространенные штампы. Это подтвердил опрос семей уже после сдачи детьми ОГЭ: постфактум аттестация не выглядит как непреодолимое препятствие, выяснили в ходе исследования Алина Пишняк и Наталья Халина.
Социальное неравенство часто воспроизводится в России в тех стратегиях образования, которые родители планируют для детей. Образованный средний класс, стараясь обеспечить детям успешное будущее, взыскательно выбирает школы для них и активно включается в учебный процесс, инвестируя в него силы и средства. Рабочие же, напротив, подстраиваются под обстоятельства. Сетуя на занятость и недостаток денег, они отдают детей в ближайшую школу и рассчитывают, что талант их ребенка сам пробьет себе дорогу, рассказала доцент департамента социологии НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Лариса Шпаковская.
Образовательные амбиции школьников и степень образовательного неравенства могут отчасти определяться территориальными факторами: структурой местного рынка труда и экономической специализацией населенного пункта, выяснили в исследовании социологи НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Даниил Александров и Светлана Савельева.
Школы Московской области лидируют по числу мигрантов «полуторного поколения» – ребят из иноэтничных семей, переехавших в страну в возрасте старше семи лет. Им сложнее, чем иностранцам-дошколятам или детям мигрантов, родившимся уже в России, адаптироваться к местным условиям. Культурная идентичность «полуторного поколения» начала формироваться еще на родине, и они не всегда владеют русским языком, что порождает трудности в обучении. Завлабораторией «Социология образования и науки» НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Даниил Александров и сотрудники лаборатории Валерия Иванюшина и Екатерина Казарцева впервые картировали этнический состав российских школ и миграционный статус детей-иностранцев.
Жестокость со стороны родителей, влияние интернета и телевидения, а также маргинализация части общества способствует распространению насилия в школах. Вербальное насилие остается одной из самых распространенных форм проявления агрессии детей по отношению друг к другу, выяснила профессор, заведующая учебной социологической лабораторией НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде Ирина Сизова.
Образовательный выбор учащихся выпускных классов определяется, в том числе, и их окружением в коллективе. Например, чем ниже оценки по физике в классе, тем выше шанс, что ученик, интересующийся техническими специальностями, выберет их и при продолжении обучения в вузе. Ведь старшеклассник осознает свое конкурентное преимущество перед школьными приятелями, полагают замзаведующего Международной лаборатории анализа образовательной политики Института образования НИУ ВШЭ Андрей Захаров и стажер-исследователь этой лаборатории Елизавета Черненко.
Типичный директор российской школы «авторитарный хозяйственник», который ставит во главу угла вопросы администрирования, а не образование детей. В то же время наиболее эффективным руководителем может быть только «демократичный предводитель», привлекающий к управлению школы всех учителей и открытый для проведения реформ, пришли к выводу в ходе исследования Наиль Фархатдинов, Надежда Евстигнеева, Дмитрий Куракин и Валерия Малик.